Спецсообщение Я.С. Агранова Н.И. Ежову с приложением протокола допроса М.К. Чернявского

 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ.

 

Направляю Вам следующие протоколы допросов:

 

1. ЧЕРНЯВСКОГО, Михаила Кондратьевича, от 24.III-1935 г.

2. КОНОВОЙ, Анны Ивановны, от 23.III-1935 г.

 

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР            (АГРАНОВ)

 

25 марта 1935 г.

 

55723

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 164.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЧЕРНЯВСКОГО Михаила Кондратьевича, от 24-го марта 1935 г.

 

1901 г<ода> рожден<ия>; урож<енец> б<ывшей> Виленской губ<ернии>, Филейского уезда, Мядзельской волости, дер. Мисяны; гр<аждани>н СССР; военный химик, нач<альник> 12-го отд<еления> Разведывательного Управления Штаба РККА; из крестьян-середняков; женат; незаконченное высшее химическое образование; член ВКП(б) с марта 1920 г. Служил в Красной армии с 1919 года по день ареста, участвовал в боях с белополяками в декабре 1919 г. и январе 1920 г.

 

Вопрос: В протоколе допроса от 10/III-35 г. Вы показали, что, будучи в Америке, в Бостоне, по заданиям Разведупра, Вы познакомились там с американским троцкистом РЯСКИНЫМ. При каких обстоятельствах состоялось это знакомство?

Ответ: Я с РЯСКИНЫМ познакомился в доме эмигрантки-еврейки МИЛЬМАН. Она – выходец из России и давно проживает в Америке. МИЛЬМАН держала пансион, и часть советских студентов, обучавшихся в Бостоне, в том числе и я, получали у нее обеды. РЯСКИН являлся знакомым МИЛЬМАН и довольно часто бывал у нее. В один из его приходов меня с ним познакомили, кто именно – не могу сейчас вспомнить.

Вопрос: Откуда Вам известно, что РЯСКИН является троцкистом?

Ответ: Об этом мне известно от советского студента – МЕДКОВА, обучавшегося в Бостоне. МЕДКОВ говорил, что РЯСКИН происходит из России, откуда он эмигрировал в Америку задолго до революции.

Вопрос: Откуда об этом известно МЕДКОВУ?

Ответ: Не могу сказать, но думаю, что от самого РЯСКИНА.

Вопрос: Вам РЯСКИН говорил, что является троцкистом?

Ответ: Нет, не говорил.

Вопрос: Предлагаю дать следствию правдивый ответ, говорил ли Вам РЯСКИН, что является троцкистом?

Ответ: Повторяю, что РЯСКИН мне об этом не говорил.

Вопрос: Часто ли Вы встречались с РЯСКИНЫМ?

Ответ: Напротив. У меня с ним было всего несколько встреч, состоялись они в доме МИЛЬМАН в присутствии сравнительно большого количества людей. Никаких разговоров на политические темы я с РЯСКИНЫМ не имел.

Вопрос: Известно ли было РЯСКИНУ, что Вы троцкист?

Ответ: Нет, я ему об этом не говорил.

Вопрос: Почему?

Ответ: Не считал нужным.

Вопрос: Был ли РЯСКИН знаком с другими советскими студентами, посещавшими пансион МИЛЬМАН?

Ответ: Да, по-моему, со многими. Знаю, что в особо близких отношениях он был с двумя советскими студентами – ПУЧКОВЫМ и БРАГИНЫМ.

Вопрос: Что Вам известно о ПУЧКОВЕ и БРАГИНЕ?

Ответ: И тот, и другой – члены ВКП(б). Прибыли в Бостон в 1931 году по командировке ЦК ВКП(б). Я подозревал, что ПУЧКОВ и БРАГИН связаны с американскими троцкистами. От ПУЧКОВА я слышал резко отрицательные высказывания о положении дел в Союзе, считал, что он скрытый троцкист. БРАГИН – также делал выпады против партии. Близость ПУЧКОВА и БРАГИНА к РЯСКИНУ поддерживала во мне уверенность, что я не ошибся в своих подозрениях об их связях с американскими троцкистами.

Вопрос: Где сейчас находятся ПУЧКОВ и БРАГИН?

Ответ: Они сейчас в Союзе, работают по линии НКПС, более точно не могу сказать.  

Вопрос: Кто еще из советских студентов был знаком с РЯСКИНЫМ?

Ответ: С ним были знакомы студенты – МЕДКОВ, ШУМОВСКИЙ, ЛЕВКОВИЧ, ПАВЛЕНКО, СОЛОВЬЕВ, БУКЛЕЙ; они кормились у МИЛЬМАН.

Вопрос: Что Вам известно об этих лицах?

Ответ: Это все студенты набора 1931 года, по-моему, все, за исключением ШУМОВСКОГО, закончили учебу и находятся в Союзе.

Были ли у них политические связи с РЯСКИНЫМ – не знаю, у меня не было подозрений об этом. О студенте СОЛОВЬЕВЕ знаю, что он делал троцкистские выпады против СТАЛИНА. Он говорил, что “все решает СТАЛИН, а действует он по настроению”.

Вопрос: Что Вам еще известно о СОЛОВЬЕВЕ?

Ответ: Больше ничего.

Вопрос: В протоколе допроса от 10-го марта 1935 г. Вы показали, что неизвестные Вам американские троцкисты присылали к Вам на квартиру троцкистскую литературу. Откуда им был известен Ваш домашний адрес?

Ответ: Это мне неизвестно. Предполагаю, что адрес они узнали в технологическом институте, где я состоял студентом.

Вопрос: На чем основано Ваше предположение?

Ответ: Я так предполагаю только потому, что знаю, что в институте обычно можно выяснить адрес студента; других оснований у меня нет.

Вопрос: Знал ли РЯСКИН Ваш домашний адрес?

Ответ: Да, знал, я ему сообщил.

Вопрос: В связи с чем Вы ему сообщили?

Ответ: Сейчас не могу вспомнить.

Вопрос: Выше Вы показали, что имели самые отдаленные связи с РЯСКИНЫМ, а теперь выясняется, что Вы ему сообщили свой домашний адрес. Следствие предлагает Вам сказать, в связи с чем вы дали свой домашний адрес РЯСКИНУ?

Ответ: Я не могу вспомнить, я не знаю.

Вопрос: Ваш ответ свидетельствует о том, что Вы скрываете от следствия действительный характер своих отношений с РЯСКИНЫМ. Предлагаю дать правдивый ответ?

Ответ: Я должен признать, что скрыл от следствия свои подлинные отношения с РЯСКИНЫМ. Я знал от самого РЯСКИНА, что он является троцкистом, и открылся ему в том, что также являюсь троцкистом. Кроме того, РЯСКИН склонил меня принять задания для ведения контрреволюционной работы в СССР по возвращении из Америки.

Вопрос: Расскажите все по порядку. При каких обстоятельствах Вы познакомились с РЯСКИНЫМ? 

Ответ: С РЯСКИНЫМ я познакомился в 1931 году. Действительно знакомство состоялось в пансионе МИЛЬМАН. Все это верно, познакомили меня с ним ПУЧКОВ и БРАГИН, о которых я выше показал и показал правдиво. РЯСКИН выдавал себя за американского коммуниста; о том, что в действительности он является троцкистом, впервые я узнал от ПУЧКОВА.

Вопрос: Как развивались Ваши отношения с РЯСКИНЫМ?

Ответ: В середине 1932 г., после сравнительно непродолжительного взаимного прощупывания мы открылись друг другу, что являемся троцкистами. Этому предшествовал ряд бесед по вопросу о положении в СССР, положении в ВКП(б), в которых мы одинаково отрицательно охарактеризовали работу руководства партии во главе со СТАЛИНЫМ. РЯСКИН рассказал мне, что пытается наладить троцкистскую работу среди советских студентов, что имеет в этой работе некоторый успех. 

Вопрос: Я Вас прерву, что рассказывал Вам о себе РЯСКИН?

Ответ: РЯСКИН рассказал, что он входит в бостонскую организацию американской коммунистической партии, но, будучи троцкистом, остается в ней для ведения троцкистской работы, что на таком же положении находится не он один, что он имеет специальные задания по находящемуся в Бостоне советскому студенчеству. РЯСКИН проявлял фанатическую преданность ТРОЦКОМУ. Он отзывался о нем с восторженностью. Не стеснялся он присутствием посторонних людей и часто говорил при отдельных советских студентах, что ВКП(б) совершила большую ошибку, изгнав ТРОЦКОГО из СССР, что ТРОЦКИЙ – человек, беззаветно преданный коммунизму. 

Вопрос: Кто из советских студентов присутствовал при этих высказываниях РЯСКИНА?

Ответ: Если я не ошибаюсь, ПУЧКОВ, МЕДКОВ и БРАГИН.

Вопрос: Как они реагировали?

Ответ: ПУЧКОВ молча, МЕДКОВ возражал, БРАГИН поддерживал МЕДКОВА.

Вопрос: Вы показали, что РЯСКИН сказал Вам, что ведет троцкистскую работу среди советских студентов и что имеет в этой работе некоторый успех.

Говорил ли Вам РЯСКИН, в чем именно выражается этот успех?

Ответ: Да, говорил. Он сказал, что близко сошелся с ПУЧКОВЫМ и БРАГИНЫМ и что считает их своими единомышленниками.

Вопрос: Как же Вы объясняете поведение БРАГИНА в том случае, о котором выше показали, – реагирование БРАГИНА на высказывание РЯСКИНА о ТРОЦКОМ?

Ответ: Разумеется, БРАГИН не мог открыто поддерживать РЯСКИНА, иначе пришлось бы рвать с советскими организациями. 

Вопрос: Что Вам еще известно о взаимоотношениях РЯСКИНА с ПУЧКОВЫМ и БРАГИНЫМ?

Ответ: Я все сообщил следствию. Знаю также, что ПУЧКОВ и БРАГИН часто бывали у РЯСКИНА на квартире; это было известно всем советским студентам. Помню, что им даже было предложено, кажется, старостой нашей колонии перестать бывать у РЯСКИНА, о котором среди студентов ходили слухи как об очень сомнительной и неясной личности.

Вопрос: Где Вы встречались с РЯСКИНЫМ?

Ответ: До нашего сближения встречи происходили в пансионе МИЛЬМАН, после сближения – РЯСКИН многократно бывал у меня дома по Стрит Биглоу, д. № 6. [1] Здесь мы проводили почти все имевшие между нами политические беседы. В этих беседах РЯСКИН выявил себя законченным врагом ВКП(б), резко отрицательно отзывался о положении внутри страны, состоянии сельского хозяйства, продовольственном положении и т.д.

Все его высказывания были заострены против личности СТАЛИНА, он говорил, что СТАЛИН монополизировал в своих руках всю власть, что высылка ТРОЦКОГО есть результат сведения СТАЛИНЫМ личных счетов с ТРОЦКИМ, что СТАЛИН ведет Россию к гибели и т.д.

Вопрос: Говорил ли РЯСКИН что-либо о троцкистской работе внутри Союза?

Ответ: Да, говорил. РЯСКИН заявил, что в СССР троцкисты имеют ценные кадры, что в стране имеется благоприятная обстановка для развития троцкистской деятельности. В 1933 году РЯСКИН говорил мне, что для России перед троцкистами стоит задача возможно большего развития отдельных групп сочувствующих.

Примерно в мае 1933 г. РЯСКИН заговорил со мной о том, что наряду с указанной выше работой надо создавать кадры людей, способных на самые решительные и крайние формы борьбы с ВКП(б). Он объяснил мне, что считает необходимым создание террористических групп для убийства СТАЛИНА и других руководителей ВКП(б), что эта деятельность может явиться наиболее действительным средством к возврату ТРОЦКОГО в СССР, к кормилу правления. Я робко возражал против доводов РЯСКИНА, стараясь собрать в себе все, что было во мне честного, чтобы противостоять РЯСКИНУ.

Вопрос: Таким образом, РЯСКИН склонял Вас заняться террористической деятельностью?

Ответ: Да, все эти разговоры имели своей целью склонить меня на подготовку убийства, в первую очередь СТАЛИНА.

Вопрос: Что Вы ответили РЯСКИНУ?

Ответ: Фактически я ответил согласием, при этом добавил: “Приеду в Союз, посмотрю”.

В дальнейших показаниях я сообщу, что было дальше.

 

Записано с моих слов правильно. Протокол мне прочитан.

 

ЧЕРНЯВСКИЙ.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР (ДМИТРИЕВ)

 

Верно: Уполн. Ефремов

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 181-188.


[1] Судя по google maps, по этому адресу находится Филиал Бостонской публичной библиотеки (Faneuil Branch of the Boston Public Library), причем само здание было построено и открыто в 1931 г. Официальный адрес библиотеки – Фэнел-стрит, 419, но по Биглоу-стрит это дом № 6. Впрочем, нумерация домов могла с того времени измениться.