Спецсообщение Н.И. Ежова И.В. Сталину с приложением протокола допроса И.З. Станкина

 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО,

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ.

 

Направляю Вам протокол допроса участника контрреволюционной террористической организации правых СТАНКИНА И.З. от 7 октября 1936 г.

СТАНКИН Исаак Захарович, быв<ший> член ВКП(б) с ноября 1917 г. (исключен из партии по настоящему делу), 1895 года рождения, в 1930 г. исключался из ВКП(б) как правый и был восстановлен в 1931 году, с марта 1924 г, по сентябрь 1929 г. являлся секретарем ТОМСКОГО. До ареста работал в качестве руководителя группы кадров Главторфа НКТП.

СТАНКИН дал показания о своей принадлежности и активном участии в террористической организации правых.

Как показывает СТАНКИН, он входил в состав боевой террористической группы, возглавлявшейся СЛАВИНСКИМ, в которую он (СТАНКИН) вошел по личному указанию ТОМСКОГО.

СТАНКИН показывает, что боевая террористическая группа СЛАВИНСКОГО, в состав которой кроме него входили также КАШИН и ВОИНОВ (бывшие секретари ТОМСКОГО), намечала совершение террористического акта против тов. СТАЛИНА в день торжественного заседания 6-го ноября 1936 г. в Большом театре.

СТАНКИН также показал о том, что, со слов ТОМСКОГО, ему известно о существовании центра контрреволюционной организации правых в составе: ТОМСКОГО, БУХАРИНА, РЫКОВА, УГЛАНОВА, ШМИДТА и СЫРЦОВА.

Из показаний СТАНКИНА видно, что на дачу ТОМСКОГО в 1934 г. приезжали КАМЕНЕВ и ЗИНОВЬЕВ, которые вели переговоры с ТОМСКИМ об объединении правых с троцкистами и зиновьевцами.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: Ежов (ЕЖОВ)

 

15 октября 1936 года.

58139

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 244, Л. 126-127.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СТАНКИНА, Исаака Захаровича

от 7 октября 1936 года

 

СТАНКИН И.3., 1895 г<ода> рождения, б<ывший> член ВКП(б) с ноября 1917 г., по профессии наборщик, образование низшее. В 1930 году исключался из ВКП(б) как правый – восстановлен в 1931 году. С марта 1924 г. по сентябрь 1929 г. работал секретарем у ТОМСКОГО в ВЦСПС. До ареста работал руководителем группы кадров Главного Управления торфяной промышленности.

 

Вопрос: Вы арестованы за активное участие в контрреволюционной террористической организации правых. Требуем от Вас откровенных показаний о Вашей контрреволюционной деятельности.

Ответ: Ни в какой контрреволюционной организации я участия не принимал и о существовании таковой мне ничего не известно.

Вопрос: Вы даете ложные показания и скрываете от следствия свое участие в контрреволюционной террористической организации правых.

Ответ: Я ничего не скрываю, а говорю правду. О существовании контрреволюционной террористической организации правых ничего не известно, а поэтому мне нечего скрывать. До момента моего ухода из ВЦСПС, т.е. до октября м<еся>ца 1929 г., я являлся участником организации правых и до этого времени вел борьбу против ВКП(б). Однако после 1929 года я от правых совершенно отошел.

Вопрос: На какой работе Вы находились в ВЦСПС?

Ответ: До октября м<еся>ца 1929 г. я работал в ВЦСПС секретарем у председателя ВЦСПС – ТОМСКОГО.

Вопрос: Вы исключались из ВКП(б)?

Ответ: Да, исключался.

Вопрос: Когда и за что?

Ответ: Из ВКП(б) я был исключен в 1930 году, восстановлен в 1931 году. Исключался за отказ пойти на районный партактив Пролетарского района г. Москвы, где стоял вопрос о выводе Бухарина из состава Политбюро ЦК ВКП(б), с чем я не был согласен, заявив об этом секретарю парткома типографии ВЦСПС, где я в это время работал.

Вопрос: Разве только эта причина послужила к исключению Вас из ВКП(б)?

Ответ: Нет. Я также выступал против ЦК, обвиняя его за перегибы в колхозном движении. Кроме того, я заявил, что Бухарин, Рыков и Томский не являются идеологами правого уклона и что это им зря приписывается, а идеологом правых является ФРУМКИН.

Вопрос: Вы уличены во лжи и пытаетесь запутать следствие. Сначала заявили, что порвали с правыми в октябре месяце 1929 года. Из дальнейших Ваших показаний следует, что и в 1930 году поддерживали правых и клеветали на партию. Требуем от Вас откровенных показаний.

Ответ: Да, я должен признаться, что по этому вопросу дал неверные показания, ибо поддерживал правых также и в 1930 году.

Вопрос: Следствию известно, что Вы до последнего времени поддерживали связь с правыми – ТОМСКИМ и другими. Почему это скрываете от следствия?

Ответ: Вплоть до 1936 г. включительно, я поддерживал связь с правыми – ТОМСКИМ Михаилом Павловичем, ВОИНОВЫМ Николаем Ивановичем, КАШИНЫМ Павлом Николаевичем, СЛАВИНСКИМ, Ювеналием Митрофановичем.

Вопрос: Вы уличены в том, что до 1936 года включительно были связаны с правыми и занимались контрреволюционной деятельностью против партии. Еще раз требуем от Вас вскрыть деятельность организации и выдать ее участников.

Ответ: Я убедился в том, что дальше упираться в даче откровенных и правдивых показаний – нет возможности и поэтому решил давать правдивые показания.

Признаю, что до дня моего ареста я являлся участником контрреволюционной организации правых и входил в состав одной из боевых террористических групп этой организации.

Вопрос: Когда и кем Вы были вовлечены в контрреволюционную организацию правых?

Ответ: В контрреволюционную организацию правых я был вовлечен ТОМСКИМ еще в 1928 году и с тех пор до дня ареста вел борьбу с ВКП(б).

Вопрос: Кто и когда Вас вовлек в боевую террористическую группу?

Ответ: В боевую террористическую группу меня вовлек СЛАВИНСКИЙ Ювеналий в конце 1935 года по указанию ТОМСКОГО.

Вопрос: При каких обстоятельствах Вы были вовлечены СЛАВИНСКИМ в боевую террористическую группу контрреволюционной организации правых?

Ответ: Я часто встречался с ТОМСКИМ у него на даче в Болшеве и его квартире в Москве по Арбату (дом напротив театра Вахтангова, кв. 59). С ТОМСКИМ при этих встречах я имел продолжительные беседы, где он меня информировал о деятельности организации правых, кроме того, крайне злобно критиковал политику партии. ТОМСКИЙ мне доказывал, что борьба Сталина с правыми и левыми – это есть борьба за власть и что Сталин становится диктатором. Когда я раз в беседе спросил у ТОМСКОГО, допустимы ли все методы борьбы против Сталина вплоть до террора, то ТОМСКИЙ мне ответил, что не только допустимы, но и необходимы и что это мне давно известно. Поняв мое положительное отношение к террористическим методам борьбы с руководством партии, ТОМСКИЙ посоветовал мне сходить к СЛАВИНСКОМУ и с ним подробно поговорить. По указанию ТОМСКОГО я в конце 1935 года направился во “Всекохудожник” к СЛАВИНСКОМУ. СЛАВИНСКИМ я очень дружелюбно был принят и говорил с ним с глазу на глаз у него в кабинете. Я почувствовал, что СЛАВИНСКИЙ уже был осведомлен о том, что я должен к нему прийти.

В состоявшейся между мной и СЛАВИНСКИМ беседе он мне сообщил, что по заданию руководства организации он организует боевую террористическую группу для борьбы с руководством ВКП(б), и предложил мне принять участие в таковой, на что я ему дал свое согласие.

Вопрос: Вам также известны другие участники боевой террористической группы. Почему Вы их не называете?

Ответ: Да, известны. СЛАВИНСКИЙ в этой же беседе мне сообщил, что в боевую террористическую группу им привлечены также бывшие секретари Томского – ВОИНОВ и КАШИН, с которыми я также был связан.

Вопрос: А с ВОИНОВЫМ и КАШИНЫМ Вы говорили по вопросу их участия в боевой террористической группе?

Ответ: Да, говорил.

Вопрос: Где и когда Вы с ВОИНОВЫМ и КАШИНЫМ говорили по вопросу их участия в боевой террористической группе?

Ответ: После того, как СЛАВИНСКИЙ мне сообщил о том, что ВОИНОВ и КАШИН также принимают участие в боевой террористической группе, я по этому вопросу в начале 1936 года имел беседу с ВОИНОВЫМ и КАШИНЫМ у них на квартирах, и последние мне подтвердили о том, что также принимают участие в боевой террористической группе СЛАВИНСКОГО. Кроме того, уже летом 1936 года на квартире у КАШИНА мы обсуждали конкретный план действий нашей боевой террористической группы.

Вопрос: Кто присутствовал на квартире у КАШИНА при обсуждении плана террористической деятельности Вашей боевой террористической группы?

Ответ: При обсуждении плана деятельности нашей боевой террористической группы в начале 1936 года на квартире у КАШИНА присутствовали: я – СТАНКИН, КАШИН и ВОИНОВ.

Вопрос: В чем заключался план действий Вашей боевой террористической группы? Ответ: На этом совещании КАШИН мне и ВОИНОВУ сообщил, что СЛАВИНСКИЙ ему передал о том, что нашей группе поручено совершить террористический акт над Сталиным, причем СЛАВИНСКИМ намечены два варианта. Первый вариант это – совершить террористический акт при возможном посещении Сталиным и другими руководителями партии художественных выставок “Всекохудожника“, председателем которого являлся СЛАВИНСКИЙ. Второй вариант это – совершить террористический акт над Сталиным в Большом театре в день торжественного заседания, посвященного Октябрьской годовщине 1936 года. КАШИН указал, что совершить покушение на Сталина на выставках “Всекохудожника” вряд ли удастся, ибо, если Сталин и появится на выставках “Всекохудожника”, что маловероятно, – застанет нас врасплох и неподготовленными, а поэтому мы должны готовиться ко второму варианту, т.е. к совершению покушения на Сталина в Большом театре во время торжественного заседания, посвященного годовщине Октября 1936 года.

КАШИНЫМ, по указанию СЛАВИНСКОГО, был предложен и нами одобрен следующий план. СЛАВИНСКИЙ меня, ВОИНОВА и КАШИНА обеспечивает билетами в ложи Большого театра по правую и левую стороны, поближе к сцене, сам же СЛАВИНСКИЙ будет находиться на сцене, позади членов правительства. Первым должен начать стрелять ВОИНОВ, а за ним я и КАШИН. Если наша стрельба оказалась бы неудачной, то начал бы стрелять сам СЛАВИНСКИЙ. Мы даже надеялись на то, что в этой панике нам удастся

скрыться.

Вопрос: Имелось ли у Вас оружие?

Ответ: По словам КАШИНА, у ВОИНОВА и СЛАВИНСКОГО имелись револьверы. Мне и ему, заявил КАШИН, оружие обещал достать СЛАВИНСКИЙ.

Вопрос; А ТОМСКИЙ знал о террористической деятельности Вашей группы?

Ответ: Безусловно знал, так как с этой целью он меня направил к СЛАВИНСКОМУ, и я его информировал о деятельности боевой террористической группы. ТОМСКИЙ мне, в свою очередь, говорил, что обо всем ему известно.

Вопрос: Вы показали, что ТОМСКИЙ Вас информировал о деятельности контрреволюционной организации правых. Следствие требует от Вас подробных показаний по этому вопросу.

Ответ: ТОМСКИЙ меня информировал, что правые, внешне конспирируясь, продолжают вести борьбу с руководством партии, а, главное, со Сталиным, и в этом объединились с троцкистами и зиновьевцами. При этом он дословно заявил мне: “Нам – зиновьевцам и троцкистам надо объединить силы против нашего общего врага – Сталина. В объединении этих сил залог нашей победы. Диктатура Сталина должна быть свергнута”.

Вопрос; На какой основе состоялось объединение правых с троцкистами и зиновьевцами?

Ответ: ТОМСКИЙ мне еще в 1934 году у себя на даче рассказывал, что объединение правых с троцкистами и зиновьевцами состоялось на основе признания террора как метода борьбы с руководством ВКП(б). Что на этом особенно настаивали Зиновьев и Каменев, которые приезжали договариваться с ним – ТОМСКИМ, к нему на дачу по вопросу объединения сил для совместной борьбы с руководством партии.

Вопрос: А Вы сами встречали Каменева и Зиновьева на даче у ТОМСКОГО?

Ответ: Каменева и Зиновьева я видел на даче у ТОМСКОГО один раз осенью 1934 года. Со мной на даче у Томского, кажется, находился и КАШИН в это время.

Вопрос: О чем беседовали между собой ТОМСКИЙ, ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ?

Ответ: Каменев и Зиновьев рассказывали Томскому, что ими получена директива от Троцкого о целесообразности объединения всех сил, действующих против руководства партии, и перехода на террористические методы борьбы.

Вопрос: С кем из лидеров правых был связан Томский по своей контрреволюционной деятельности?

Ответ: Томский являлся членом центра контрреволюционной организации правых. В центр контрреволюционной организации правых, кроме Томского, как мне сам Томский рассказывал, также входят: БУХАРИН, РЫКОВ, ШМИДТ, УГЛАНОВ и, кажется, СЫРЦОВ.

Вопрос: Когда и где ТОМСКИЙ Вам рассказывал о существовании центра контрреволюционной организации правых?

Ответ: О существовании центра контрреволюционной организации правых и о его составе меня информировал ТОМСКИЙ в конце 1934 г. у себя на даче.

Вопрос: Вы не только от ТОМСКОГО, но и от других участников организации знали о существовании центра контрреволюционной организации правых. Почему об этом умалчиваете?

Ответ: О том, что существует центр правых в лице ТОМСКОГО, БУХАРИНА, РЫКОВА, УГЛАНОВА, ШМИДТА и СЫРЦОВА, который направляет всю работу, мне также рассказывали ВОИНОВ и КАШИН.

Вопрос: Вам также известно о деятельности других участников организации. Почему об этом не говорите?

Ответ: ТОМСКИЙ мне неоднократно говорил, что МЕЛЬНИЧАНСКИЙ, ФИГАТНЕР, ФИН<Н>, ЯГЛОМ и другие ведут работу, но в существо работы он меня не посвящал.

Вопрос: Вы говорите неправду. Вам известно о деятельности в контрреволюционной организации правых МЕЛЬНИЧАНСКОГО, ФИГАТНЕРА и других. Требуем правдивых показаний по этому вопросу.

Ответ: Я решил давать правдивые и откровенные показания и говорю то, что знаю, а поэтому мне нет смысла скрывать других участников организации.

 

Записано с моих слов верно, мной прочитано и соответствует действительности –

 

СТАНКИН.

 

ДОПРОСИЛИ:          

 

НАЧ. СПО УГБ УНКВД МО –
КАПИТАН ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ – ЯКУБОВИЧ.

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО –
СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ – ПЕРСИЦ.

 

Верно:

 

ИНСПЕКТОР УАО ГУГБ –
ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: Киселев (КИСЕЛЕВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 244, Л. 128-136.