Протокол допроса Е.К. Мухановой

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МУХАНОВОЙ Екатерины Константиновны

от 4/III-1935 г.

 

МУХАНОВА Е.К., 36 лет, дворянка, уроженка г. Куйбышева. С 1931 г. по 1934 г. работала в правительственной библиотеке, до ареста работала в библиотеке кинокомбината. Муж (разошлась в 1934 г.) КИЗЮН Даметий Симонович, чл<ен> ВКП(б), зам<еститель> директора журнала “Красный Интернационал Профсоюзов”. Мать Елена Петровна, живет в Москве, дает уроки немецкого языка.
Брат Константин, Москва, инженер Института Сооружений.
Сестры: Наталия, Москва, преподавательница физкультуры на заводе “Шарикоподшипник”; Мария ДЕЙКИНА, дом<ашняя> хозяйка. Ее муж артист радиотеатра. 

 

ВОПРОС: На допросе от 27/II с<его> г<ода> Вы показали, что Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД Вам говорила о необходимости убийства тов. СТАЛИНА в середине 1934 года.

Нам известно, что РОЗЕНФЕЛЬД вела с Вами об этом разговоры гораздо раньше.

ОТВЕТ: Совершенно верно. Кажестся, в 1932 г. Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД после ссылки КАМЕНЕВА у нее на квартире говорила мне, что КАМЕНЕВ подвергается несправедливым гонениям, что лучшие люди страны заключаются в тюрьмы и ссылаются. Обвиняла она в этом руководство партии и в первую очередь СТАЛИНА.

Помню, что еще тогда РОЗЕНФЕЛЬД мне говорила, что на ЛЕНИНА было покушение, совершенное КАПЛАН, а на СТАЛИНА вот никак не организуют. Она считала, что нужна русская Шарлотта Корде для спасения русского народа.

ВОПРОС: Это не все. Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД в 1932 г. в Вашем присутствии прямо говорила о своей готовности убить тов. СТАЛИНА.

ОТВЕТ: Верно, Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД тогда же заявила, что она готова сама убить СТАЛИНА.

ВОПРОС: Как Вы отнеслись тогда к к.-р. взглядам и террористическим намерениям РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Контрреволюционные взгляды Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД и в то время я разделяла. Я представляла себе спасение России в свержении пролетарской диктатуры.

ВОПРОС: А террористические намерения РОЗЕНФЕЛЬД в 1932 г. Вы разделяли?

ОТВЕТ: Да, мои контрреволюционные убеждения приводили меня еще тогда к мысли о необходимости убить СТАЛИНА, и я полностью разделяла террористические намерения Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД.

ВОПРОС: Из Ваших показаний следует, что Вы познакомились с БЕНГСОН, уже будучи террористически настроенной?

ОТВЕТ: Да, это так. Я считала необходимым убийство СТАЛИНА еще до моего знакомства с БЕНГСОН. Последняя закрепила оформившиеся у меня до этого террористические намерения.

ВОПРОС: Какие меры к осуществлению террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ принимала Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД

ОТВЕТ: РОЗЕНФЕЛЬД считала, что, работая в библиотеке, мы вряд ли сможем совершить террористический акт, так как практика показала, что СТАЛИНА мы не встречаем.

Выполнение задуманного убийства могло быть осуществлено только при условии непосредственных встреч со СТАЛИНЫМ.

ВОПРОС: Как Вы добивались непосредственных встреч со тов. СТАЛИНЫМ?

ОТВЕТ: Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД еще в 1933 г. просила МИНЕРВИНУ (секретарь ЕНУКИДЗЕ) устроить нас в библиотеку СТАЛИНА. Первая попытка успехом не увенчалась. РОЗЕНФЕЛЬД позже пыталась устроить меня в библиотеку МОЛОТОВА, где она тогда работала. Мы предполагали, что из библиотеки МОЛОТОВА легче будет попасть на работу в библиотеку СТАЛИНА. На работу в библиотеку МОЛОТОВА я не попала, так как вскоре была уволена.

ВОПРОС: Какие еще меры предпринимались Вами к осуществлению террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ?

ОТВЕТ: Других мер, кроме попыток устроиться в библиотеку СТАЛИНА и передачи мною БЕНГСОН сведений об охране КРЕМЛЯ и СТАЛИНА, о чем я показала 27/II с<его> г<ода>, я не предпринимала.

ВОПРОС: Вы показали, что первые террористические разговоры с РОЗЕНФЕЛЬД Вы вели в 1932 г., а попытки РОЗЕНФЕЛЬД устроиться в библиотеку тов. СТАЛИНА были начаты в 1933 г.

Таким образом, практическую подготовку террористического акта Вы начали в 1933 г.?

ОТВЕТ: Да, я отношу практическую подготовку убийства СТАЛИНА к 1933 году.

Помню, что в это время вернулся из ссылки в Москву КАМЕНЕВ.

ВОПРОС: Почему Вы не связываете подготовку Вами террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ с возвращением КАМЕНЕВА из ссылки?

ОТВЕТ: Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД мне в 1933 г. говорила, что КАМЕНЕВ, хотя и декларировал отказ от борьбы с партией, в действительности эту борьбу будет продолжать.

Она рассказывала мне, что эта борьба будет, конечно, носить не такой характер, как в 1927 г., когда троцкисты организовали демонстрацию в Москве. Что обстановка требует самых активных форм борьбы для того, чтобы покончить со СТАЛИНЫМ.

КАМЕНЕВ, по ее словам, озлоблен против СТАЛИНА и не успокоится, пока не будет играть активной политической роли, что возможно только при условии, если СТАЛИН будет устранен от руководства. При этом РОЗЕНФЕЛЬД сказала, что устранение СТАЛИНА от руководства возможно только путем его уничтожения.

В этом же разговоре РОЗЕНФЕЛЬД дала мне понять, что террористический акт над СТАЛИНЫМ готовится по прямому поручению КАМЕНЕВА.

ВОПРОС: Обсуждали ли Вы с РОЗЕНФЕЛЬД и БЕНГСОН способы убийства тов. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: И РОЗЕНФЕЛЬД, и БЕНГСОН в разговорах со мной по вопросу об убийстве СТАЛИНА искали пути и способы приближения к СТАЛИНУ.

БЕНГСОН это делала с большим расчетом и хладнокровием.

Ее план сводился к тому, что убийца проникает в Кремль или подбирается из среды работающих в Кремле и стреляет в СТАЛИНА. 

С этой точки зрения я и представляла для нее наибольший интерес.

РОЗЕНФЕЛЬД считала, что главное – это добраться до библиотеки СТАЛИНА, а там вопрос будет решен в зависимости от обстановки, в которой мы очутимся.

Для меня были приемлемы предложения и БЕНГСОН, и РОЗЕНФЕЛЬД по этому вопросу.

 

МУХАНОВА.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ – Г. Молчанов.

ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ: Люшков.

НАЧ. 2 ОТДЕЛЕНИЯ – Каган.

 

Верно: 

 

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ: Уемов

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 10-14.