Проект обвинительного заключения по делу “параллельного троцкистского центра”

 

[Помета: Послано т.т. Сталину, Молотову, Кагановичу, Ворошилову, Орджоникидзе, Андрееву и Жданову]

 

Совершенно секретно.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ.

 

Направляем проект обвинительного заключения [1] по делу ПЯТАКОВА, СОКОЛЬНИКОВА, РАДЕКА, СЕРЕБРЯКОВА и других.

 

Ежов (ЕЖОВ)

 

Вышинский (ВЫШИНСКИЙ)

 

5 января 1937 года.

 

55107

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 275, Л. 81.


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. [2]

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

по делу: ПЯТАКОВА Ю.Л., СОКОЛЬНИКОВА Г.Я., СЕРЕБРЯКОВА Л.П., РАДЕКА К.Б., МУРАЛОВА Н.И., ДРОБНИСА Я.Н., БОГУСЛАВСКОГО М.С., РАТАЙЧАКА С.А., НОРКИНА Б.О., ШЕСТОВА А.А., ЧЛЕНОВА С.Б., СТРОИЛОВА М.С., АРНОЛЬДА В.В., ГРАШЕ И.И., ПУШИНА Г.Е., [3] – обвиняемых в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1-а, 58-8, 58-9, 58-11 УК РСФСР.

Следствием по делу объединенного троцкистско-зиновьевского террористического центра, участники которого осуждены Военной Коллегией Верховного Суда 19-24 августа 1936 г., было установлено, что, наряду с вышеуказанным центром, существовал так называемый запасный центр, созданный по прямой директиве Л.Д. ТРОЦКОГО на тот случай, если преступная деятельность троцкистско-зиновьевского блока будет разоблачена органами советской власти. Осужденные члены объединенного троцкистско-зиновьевского центра – ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ и др<угие> показали, что в состав запасного центра входили известные по своей прошлой к.-р. троцкистской деятельности ПЯТАКОВ Ю.Л., РАДЕК К.Б., СОКОЛЬНИКОВ Г.Я. и СЕРЕБРЯКОВ Л.П.

Предварительным следствием по настоящему делу установлено, что так называемый запасный центр в действительности был параллельным троцкистским центром, который был организован и действовал по прямым указаниям находящегося за границей [4] Л.Д. ТРОЦКОГО.

Наиболее активную контрреволюционную подрывную деятельность параллельный центр развернул после злодейского убийства С.М. КИРОВА и последовавшего затем разгрома объединенного троцкистско-зиновьевского центра.

Главной своей задачей параллельный центр ставил насильственное свержение советского правительства в целях изменения существующего в СССР общественного и государственного строя. По прямым указаниям Л.Д. ТРОЦКОГО параллельный троцкистский центр добивался захвата власти при помощи некоторых иностранных государств с целью восстановления в СССР капиталистических отношений.

В соответствии с этими задачами параллельный центр и возглавляемые им группы единомышленников совершили ряд тягчайших государственных преступлений, направленных на подрыв экономической и военной мощи нагей родины и подготовку поражения СССР в случае военного нападения на СССР иностранных государств.

В своих переговорах с агентами враждебных СССР иностранных государств лично Л.Д. ТРОЦКИЙ и члены троцкистского центра – ПЯТАКОВ, СОКОЛЬНИКОВ и РАДЕК всячески форсировали военное столкновение и добивались соглашения с ними в интересах совместной борьбы против СССР и советского правительства, обещая этим государствам различные политические и экономические выгоды, вплоть до уступки части территории СССР.

Как установлено следствием, возглавлявшийся ПЯТАКОВЫМ, СОКОЛЬНИКОВЫМ, РАДЕКОМ и СЕРЕБРЯКОВЫМ параллельный троцкистский центр организовал ряд вредительских и диверсионных актов, а также ряд террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства и систематически занимался шпионажем в пользу некоторых враждебных [5] СССР государств.

Таким образом, троцкистский центр, возглавлявшийся ПЯТАКОВЫМ, РАДЕКОМ, СОКОЛЬНИКОВЫМ и СЕРЕБРЯКОВЫМ, по прямому указанию Л.Д. ТРОЦКОГО совершил тягчайшее государственное преступление, встав на путь неслыханного предательства интересов рабочего класса [6] и совершив прямую измену родине.

 

О ЦЕЛЯХ И ЗАДАЧАХ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ [7] ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО ТРОЦКИСТСКОГО ЦЕНТРА.

 

Потерпев окончательное поражение в своей длительной борьбе против партии и советской власти, лишенные вследствие полной победы социализма в СССР всякой поддержки народных масс, превратившись в изолированную и политически обреченную группу контрреволюционеров [8], заклейменные общим презрением советского народа, Л.Д. ТРОЦКИЙ и его сподвижники – ПЯТАКОВ, РАДЕК, СОКОЛЬНИКОВ, СЕРЕБРЯКОВ и другие скатились к прямому союзу с фашистской буржуазией [9] и стали на путь восстановления капитализма в СССР. В своем стремлении к захвату власти в СССР и свержению советского правительства Л.Д. ТРОЦКИЙ и его единомышленники рассчитывали исключительно на помощь враждебных СССР [10] иностранных капиталистических [11] государств.

Исходя из этого, они ставили своей прямой задачей при помощи иностранной военной интервенции свергнуть советское правительство, распустить колхозы, ликвидировать совхозы, допустить развитие частного капитала, сдать в концессию иностранным капиталистам некоторые советские предприятия [12] и предоставить им другие политические и экономические выгоды, вплоть до отторжения в пользу иностранных государств части советской территории.

В наиболее законченном виде эту предательскую программу борьбы против советского государства и свои преступные изменнические замыслы против СССР Л.Д. ТРОЦКИЙ изложил в своем письме РАДЕКУ и в личной беседе с ПЯТАКОВЫМ, имевшей место в гор. Осло в 1935 году.

По этому поводу обвиняемый РАДЕК показал следующее:

“Надо понять, писал ТРОЦКИЙ, что без известного приравнения социальной структуры СССР к капиталистическим державам правительство блока удержаться у власти и сохранить мир не сможет…
Допущение германского и японского капитала к эксплуатации СССР создаст крупные капиталистические интересы на советской территории, к ним потянутся в деревне те слои, которые не изжили капиталистической психологии и недовольны колхозами. Немцы и японцы потребуют от нас разряжения атмосферы в деревне, поэтому надо будет идти на уступки и допустить роспуск колхозов или выход из колхозов”.

И далее:

“Мы с ПЯТАКОВЫМ пришли к заключению, что эта директива подводит итог работы блока, ставит “все точки над и”, выдвигая в самой острой форме вопрос о том, что власть троцкистско-зиновьевского блока может быть при всех обстоятельствах только властью реставрации капитализма”. [13]

В свою очередь обвиняемый ПЯТАКОВ, излагая содержание своей беседы с Л. ТРОЦКИМ в Осло [14], на следствии показал, что ТРОЦКИЙ, требуя активизации диверсионной, вредительской и террористической деятельности троцкистских организаций в СССР, подчеркнул, что в результате договоренности с капиталистическими государствами необходимо, – как он выразился, – отступить к капитализму.

По показаниям обвиняемого ПЯТАКОВА, Л.Д. ТРОЦКИЙ говорил:

“Это значит надо будет отступать. Это надо твердо понять. Отступать к капитализму, насколько далеко, в каком размере, сейчас трудно сказать, – конкретизировать это можно после прихода к власти”. [15]

Эти указания Л.Д. ТРОЦКОГО целиком подтвердили обвиняемые СЕРЕБРЯКОВ и СКОЛЬНИКОВ.

Таким образом, в настоящее время эти предатели и изменники родины совершенно неприкрыто выдвинули задачу капиталистической реставрации в СССР, превратившись в прямую агентуру фашистской буржуазии.

 

ПРАКТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ [16] ПАРАЛЛЕЛЬНОГО ТРОЦКИСТСКОГО ЦЕНТРА И ЕГО СТОРОННИКОВ.

 

В соответствии с поставленными параллельным троцкистским центром задачами свержения советской власти и реставрации капитализма в СССР при помощи иностранных интервентов обвиняемые ПЯТАКОВ, РАДЕК, СОКОЛЬНИКОВ, СЕРЕБРЯКОВ и другие привлеченные по настоящему делу развернули свою практическую подрывную деятельность. Они организуют диверсии и вредительство на важнейших оборонных предприятиях и транспорте, террористические акты против руководителей ВКП(б) и советского правительства и систематический шпионаж в пользу иностранных, враждебных СССР, государств.

Главные свои надежды на приход к власти Л.Д. ТРОЦКИЙ и его сообщники в СССР возлагали на поражение СССР в предстоящей войне с империалистическими государствами, исходя при этом из того, что поражение СССР в войне с империалистами неизбежно. Это подтверждается показаниями всех обвиняемых по настоящему делу.

Так, например, обвиняемый ПЯТАКОВ, передавая содержание своего разговора с Л.Д. ТРОЦКИМ, на следствии дал следующие показания:

“Что касается войны, то об этом ТРОЦКИЙ сказал весьма отчетливо. Война, с его точки зрения, неизбежна в ближайшее же время. Он, ТРОЦКИЙ, считает совершенно необходимым занять в этой войне отчетливо пораженческую позицию. Он считал, что приход к власти блока безусловно может быть ускорен военным поражением СССР”.

Аналогичные показания дал и обвиняемый РАДЕК. Рассказывая о содержании полученного им от ТРОЦКОГО письма, он говорит следующее:

“Вопрос о власти реальней всего должен встать перед блоком только в результате поражения СССР в войне. К этому блок должен энергично готовиться”.

Исходя из этой ставки на неизбежное поражение Советского Союза в предстоящей войне, ТРОЦКИЙ считал необходимым принять все зависящие меры к ускорению нападения империалистов на СССР, в первую очередь нападение Германии и Японии.

Это подтверждает РАДЕК, приводя следующие слова из письма ТРОЦКОГО:

“Так как главное условие прихода к власти троцкистов, если им не удастся этого добиться путем террора, было бы поражение СССР, надо, поскольку это возможно, ускорять столкновение между СССР и Германией”.

В соответствии с установкой на поражение Советского Союза в предстоящей войне Л. ТРОЦКИЙ вступил в соглашение с представителями некоторых враждебных СССР иностранных [17] государств об условиях совместной борьбы против советского правительства.

Как показал обвиняемый ПЯТАКОВ, Л. ТРОЦКИЙ в беседе с вам в 1935 г. в гор. Осло сообщил, что это соглашение было достигнуто на следующих условиях:

1) Гарантировать общее благоприятное отношение к … правительству и необходимо сотрудничество с ним в важнейших вопросах международного характера;
2) согласиться на территориальные уступки;
3) допустить … предпринимателей в форме концессии или других каких-либо формах к эксплуатации таких предприятий в СССР, какие являются необходимым экономическим дополнением к хозяйству … (речь шла о железной руде, марганце, нефти, золоте, лесе и т.п.);
4) создать в СССР условия, благоприятные для деятельности частных предприятий”. [18]

Одновременно Л. ТРОЦКИЙ, по показаниям ПЯТАКОВА, предложил членам центра установить связь с представителями иностранных государств, с которыми у него, ТРОЦКОГО, было достигнуто соглашение.

Обвиняемый ПЯТАКОВ показывает, что:

“Он (т.е. Троцкий) требовал от РАДЕКА и СОКОЛЬНИКОВА, которые имели соответствующие возможности нащупать здесь с официальными представителями держав необходимый контакт и поддержать то, что им, ТРОЦКИМ, уже проводится”.

В соответствии с этой директивой ТРОЦКОГО РАДЕК и СОКОЛЬНИКОВ в разное время связались с представителями иностранных государств.

Так, например, обвиняемый РАДЕК на допросе от 4/XII-36 г. показал:

“… утверждение ТРОЦКОГО о его контакте с представителями … правительства не было простой болтовней. В этом я мог убедиться из разговоров, которые мне приходилось иметь на дипломатических приемах в 1934-35 г.г. с военным атташе ген<ералом> К.; морским атташе, если я не ошибаюсь, господином Б. и, наконец, с пресс-атташе … посольства г. Б., очень хорошо осведомленным представителем … государства.
Все трое в очень осторожной форме давали мне понять, что у … правительства существует контакт с ТРОЦКИМ”. [19]

Это же подтвердил и обвиняемый СОКОЛЬНИКОВ, который, использовав свое служебное положение заместителя народного комиссара по иностранным делам, в официальной беседе у себя в кабинете с представителем одного иностранного государства вел переговоры в соответствии с указаниями Л.Д. ТРОЦКОГО.

Обвиняемый СОКОЛЬНИКОВ на следствии по этому поводу показал следующее:

“По окончании одной из официальных бесед, происходившей у меня в кабинете, когда г. О. и секретарь посольства собрались уходить, г. О. несколько задержался.
В это время оба переводчика вышли уже из кабинета. Воспользовавшись этим, г. О. в то время, как я его провожал к выходу, обменялся со мной несколькими фразами.
Г. О. сказал мне: “Известно ли Вам, что г-н Троцкий сделал некоторые предложения моему правительству?”
Я ответил: “Да, я об этом осведомлен”.
Г. О спросил: “Как Вы расцениваете эти предложения?”
Я ответил: “Я считаю эти предложения весьма серьезными”.
Тогда г. О. спросил: “Это только Ваше личное мнение?”
Я ответил: “Нет, это также мнение и моих друзей”.

Вступая в преступное соглашение с представителями иностранных государств, троцкистский центр одновременно вступал с некоторыми иностранными фирмами, а также с различными авантюристами, биржевыми дельцами и белогвардейцами в преступные сделки в целях прямого обворовывания советской казны и снабжения троцкистского подполья денежными средствами, необходимыми для осуществления его преступных замыслов. [20]

Обвиняемый ПЯТАКОВ по этому поводу показал:

“СЕДОВ передал мне указания ТРОЦКОГО, чтобы я старался разместить побольше заказов в фирмах “Демаг” и “Борзиг”, с представителями которых ТРОЦКИЙ имеет связь. “Вам, – добавил СЕДОВ, – придется переплатить в ценах, но деньги эти пойдут на нашу работу”.

Еще более характерными являются мошеннические операции, проведенные бывшим главным юрисконсультом Наркомвнешторга – обвиняемым ЧЛЕНОВЫМ С.Б.

Будучи юрисконсультом советского полпредства в Париже, обвиняемый ЧЛЕНОВ С.Б. из средств, предназначенных для выплаты гонорара адвокатам, выступающим в судах по возникающим за границей к советскому правительству искам, создал нелегальный денежный фонд и в течение ряда лет (1930-1934 г.г.) передал из этого фонда в распоряжение троцкистской организации до полумиллиона французских франков.

В прямом соответствии с планами захвата власти в случае поражения СССР Л.Д. ТРОЦКИЙ и его сторонники считали необходимым всячески ослабить оборонную мощь Советского Союза к началу войны. Для этого параллельный троцкистский центр через своих сторонников организует вредительство, диверсии и шпионаж.

Следствием установлено, что ряд обвиняемых по настоящему делу – РАТАЙЧАК, ШЕСТОВ, СТРОИЛОВ, ГРАШЕ, ПУШИН и КНЯЗЕВ были непосредственно связаны с агентами, диверсантами разведывательных органов некоторых иностранных государств, систематически занимаясь шпионажем в пользу этих государств, и осуществляли совместно с агентами этих разведок целый ряд вредительских и диверсионных актов на предприятиях социалистической промышленности и транспорта, особенно на предприятиях, имеющих оборонное значение.

Эта шпионская и диверсионно-вредительская деятельность указанных выше обвиняемых производилась по прямым указаниям Л.Д. ТРОЦКОГО.

Это полностью подтвердил обвиняемый ПЯТАКОВ, показавший на допросе 4/XII-36 г. следующее:

“ТРОЦКИЙ за границей в своей деятельности опирается в первую очередь на помощь иностранных разведок”.

Об этом же показал и обвиняемый КНЯЗЕВ, организовавший и осуществивший, по указаниям агента разведки иностранного государства целый ряд крушений поездов, преимущественно воинских (например, на станции Шумиха 27/Х-З5 г., на перегоне Единовер–Бердяуш в феврале 1936 г.; на перегоне Яхино–Усть-Катав в декабре 1935 г. и др<угие>).

Обвиняемый КНЯЗЕВ на допросе 14/ХII-36 г. показал:

“Что касается шпионской работы и нанесения удара по Красной Армии путем устройства крушений воинских поездов с человеческими жертвами, то я к этой работе приступил, лишь выяснив отношение троцкистской организации к шпионажу и диверсионной работе против Красной Армии в пользу … разведки”. [21]

Преследуя свою основную цель подрыва обороноспособности СССР, троцкистский центр развернул не менее активную вредительскую и диверсионную работу на важнейших промышленных предприятиях Союза.

Обвиняемый ПЯТАКОВ по этому поводу показал следующее:

“Я рекомендовал своим людям (и сам это делал) не распыляться в своей вредительской работе. Концентрировать свое внимание на основных крупных объектах промышленности, имеющих оборонное и общесоюзное значение”.
“В этом пункте я действовал по директиве Троцкого: “наносить чувствительные удары в наиболее чувствительных местах”.

Следуя этой установке ТРОЦКОГО, организованные ПЯТАКОВЫМ троцкистские диверсионные группы осуществили значительное количество диверсионно-вредительских актов в каменноугольной, химической и металлургической промышленности Кузбасса, на промышленных предприятиях Урала, и в особенности на предприятиях цветной промышленности, на ряде промышленных предприятий Украины, Азово-Черноморского края и друг<их>[22]

Так, например, под руководством обвиняемого по настоящему делу ДРОБНИСА был организован взрыв на шахте “Центральная” Кемеровского рудника, повлекший за собой гибель десяти и тяжелое ранение пятнадцати рабочих.

Под руководством обвиняемого по настоящему делу шпиона и диверсанта КНЯЗЕВА был организован ряд серьезных крушений поездов, в том числе крушение воинского эшелона на станции Шумиха 27 октября 1935 года, повлекшее за собой гибель двадцати девяти красноармейцев и несколько десятков раненых.

На Горловском азотнотуковом комбинате под руководством обвиняемого по настоящему делу РАТАЙЧАКА были организованы три взрыва, повлекшие за собой человеческие жертвы и причинившие огромный материальный ущерб государству.

Аналогичные диверсионные акты были совершены участниками троцкистской организации и на ряде других предприятий Союза (поджог Воскресенского химкомбината, Невского завода и друг<ие>).

Совершая свои диверсионные акты в прямом сотрудничестве с агентами иностранных разведок, организуя крушения поездов, взрывы и пожары в шахтах и на промышленных предприятиях, обвиняемые – ДРОБНИС, ШЕСТОВ, СТРОИЛОВ, КНЯЗЕВ, РАТАЙЧАК, ПУШИН, ГРАШЕ и друг<ие>  не брезговали самыми гнусными средствами борьбы, идя сознательно и обдуманно на такие преступления, как отравление и гибель рабочих, стремясь вызвать недовольство рабочих против советской власти.

Это подтверждает обвиняемый ПЯТАКОВ, показавший на допросе 4-го декабря 1936 года следующее:

“Мы учитывали, что в случае необходимости прибегнуть, в целях осуществления вредительских планов, к диверсионным актам – неизбежно будут человеческие жертвы. Мы это учитывали и принимали как неизбежное”. [23]

Еще более цинично об этом показывает обвиняемый ДРОБНИС. На следствии он заявил следующее:

“Даже лучше, если будут жертвы на шахтах, так как они несомненно вызовут озлобление у рабочих, а это нам и нужно”.

Так подло и цинично действовали убийцы рабочих, презренные фашистские наймиты, изменники родины, троцкисты.

Предварительным следствием по настоящему делу установлено, что параллельный троцкистский центр особо активную деятельность проявил в деле подготовки террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства. По прямым указаниям Л.Д. ТРОЦКОГО, полученным ПЯТАКОВЫМ и РАДЕКОМ, параллельный центр организовал ряд террористических групп в Москве, Ленинграде, Киеве, Сочи, Новосибирске и друг<их> городах.

Эта активная террористическая деятельность обуславливалась настойчивыми требованиями ТРОЦКОГО.

Так, по показаниям обвиняемого К. РАДЕКА, Л.Д. ТРОЦКИЙ требовал:

“… организовать узкий коллектив надежных людей для выполнения террористических покушений против руководителей ВКП(б), в первую очередь против СТАЛИНА”.

Такие же указания Л.Д. ТРОЦКИЙ дал обвиняемому ПЯТАКОВУ в беседе с ним в 1935 году.

Обвиняемый ПЯТАКОВ показал, что:

“… в этой беседе ТРОЦКИЙ говорил: “Поймите, что без целой серии террористических актов, которые надо провести как можно скорее, нельзя свалить сталинское правительство”.
“… Надо борьбу еще более обострить, еще более расширить. Надо буквально не останавливаться ни перед чем, чтобы свалить СТАЛИНА”.

Так агент фашизма – Л.Д. ТРОЦКИЙ инструктировал троцкистскую организацию, подготовлявшую ряд террористических актов против т.т. СТАЛИНА, МОЛОТОВА, ОРДЖОНИКИДЗЕ, ВОРОШИЛОВА, КАГАНОВИЧА, ЕЖОВА, ЖДАНОВА, ЭЙХЕ, ПОСТЫШЕВА и КОССИОРА.

О практической террористической деятельности центра обвиняемый РАДЕК показал:

“Параллельный центр {(т.е. центр во главе с ПЯТАКОВЫМ, СОКОЛЬНИКОВЫМ)} также создавал террористические группы, подготовлявшие убийства руководителей ВКП(б). Так, например, мною лично был привлечен к террористической деятельности в Ленинграде троцкист ПРИГОЖИН. В Москве существовала террористическая группа ТИВЕЛЯ и ЗАКСА-ГЛАДНЕВА, деятельностью которой руководил СОКОЛЬНИКОВ, под руководством ПЯТАКОВА подготовлялось убийство руководителей КП(б)У на Украине. Жена ПЯТАКОВАДИТЯТЕВА руководила деятельностью террористической группы в Туле (эта группа также предполагалась к использованию для террористического акта против СТАЛИНА в Москве); СЕРЕБРЯКОВ руководил террористической группой, подготовлявшей убийство ЕЖОВА”.

Организуя указанные выше террористические акты, троцкистский центр старался приурочить их исполнение к выездам руководителей ВКП(б) и советского правительства на периферию.

Так, во время пребывания в Сибири в 1934 г. председателя СНК СССР тов. МОЛОТОВА В.М. троцкистские террористы во главе с обвиняемым ШЕСТОВЫМ покушались на убийство тов. В.М. МОЛОТОВА, устроив автомобильную катастрофу.

Непосредственный исполнитель этого злодейского преступления, член троцкистской террористической группы, обвиняемый АРНОЛЬД показал по этому поводу на допросе 21 сентября 1936 года следующее:

“В сентябре 1934 г., точно день не помню, ЧЕРЕПУХИН вызвал меня к себе в кабинет и предупредил, что в Прокопьевск приезжает МОЛОТОВ, и что я должен показать свою преданность организации и выполнить его приказание. Он тут же мне заявил, что я должен пожертвовать собой и во что бы то ни стало устроить катастрофу с моей машиной, которая будет подана МОЛОТОВУ. Я согласился… Я ответил, что все будет сделано”.

Обвиняемый ШЕСТОВ полностью подтвердил это, показав:

“По указанию МУРАЛОВА, я в 1934 году проводил активную подготовку к террористическим актам над председателем СНК СССР МОЛОТОВЫМ и секретарем Западно-Сибирского крайкома ЭЙХЕ”.

Это показание обвиняемого ШЕСТОВА также подтвердил и обвиняемый МУРАЛОВ Н.И. и ДРОБНИС Я.Н.

 

ФОРМУЛА ОБВИНЕНИЯ.

 

Анализируя изложенное выше, следствие считает установленным:

1) что по указанию Л.Д. ТРОЦКОГО в 1933 году был организован параллельный центр в составе обвиняемых по настоящему делу: ПЯТАКОВА Ю.Л., РАДЕКА К.Б., СОКОЛЬНИКОВА Г.Я. и СЕРЕБРЯКОВА Л.П., задачей которого являлось руководство преступной деятельностью подпольной троцкистской организации, направленной на свержение советской власти и восстановление в СССР капиталистических отношений;

2) что по поручению того же Л.Д. ТРОЦКОГО этот центр через обвиняемых СОКОЛЬНИКОВА и РАДЕКА вступил в сношение с представителями некоторых иностранных государств в целях организации совместной борьбы против Советского Союза, причем за эту поддержку центр обязался в случае своего прихода к власти сделать этим враждебным СССР государствам целый ряд политических, экономических и даже территориальных уступок;

3) что, вместе с тем, этот центр через своих членов и других участников троцкистской контрреволюционной организации систематически занимался в пользу этих государств шпионажем, снабжая иностранные разведки секретными сведениями важнейшего государственного значения;

4) что в целях подрыва хозяйственной мощи и обороноспособности СССР был организован и осуществлен на различных предприятиях социалистической промышленности, особенно имеющих оборонное значение, а также на ж<елезно>д<орожном> транспорте ряд вредительских и диверсионных актов, повлекших за собой гибель рабочих и ценного государственного имущества;

5) что этот центр, принимавший участие в организации злодейского убийства Сергея Мироновича КИРОВА, подготовлял вместе с тем ряд других террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства, в первую очередь против т.т. СТАЛИНА, МОЛОТОВА, ВОРОШИЛОВА, КАГАНОВИЧА, ОРДЖОНИКИДЗЕ, ЖДАНОВА, ЕЖОВА, ЭЙХЕ, КОССИОРА и ПОСТЫШЕВА, причем в некоторых случаях были сделаны попытки эти акты осуществить;

6) что активное участие в указанной выше преступной деятельности этого центра кроме его руководителей, обвиняемых ПЯТАКОВА Ю.Л., СОКОЛЬНИКОВА Г.Я., РАДЕКА К.Б. и СЕРЕБРЯКОВА Л.П. приняли обвиняемые МУРАЛОВ Н.И., ДРОБНИС Я.Н., БОГУСЛАВСКИЙ М.С., РАТАЙЧАК С.А., НОРКИН Б.О., СТРОИЛОВ М.С., ШЕСТОВ А.А., ЧЛЕНОВ С.Б., ГРАШЕ И.И., АРНОЛЬД В.В., ПУШИН Г.Е. и КНЯЗЕВ И.А.

Все обвиняемые полностью признали себя виновными в предъявленном им обвинении и уличаются имеющимися в деле документами, вещественными доказательствами и показаниями свидетелей.

На основании изложенного обвиняются:

1. ПЯТАКОВ, Юрий, он же Георгий Леонидович, 1890 года рождения, служащий;

2. СОКОЛЬНИКОВ, Григорий Яковлевич, 1888 года рождения, служащий;

3. РАДЕК, Карл Бернгардович, 1885 года рождения, журналист;

4. СЕРЕБРЯКОВ, Леонид Петрович, 1888 года рождения, служащий, – в том, что, будучи участниками подпольного троцкистского центра, совершив преступления, совершив преступления, указанные в п.п. 1-6 формулы обвинения, изменили родине, т.е. совершили преступления, предусмотренные ст.ст. 58/1-а, 58/8, 58/9 и 58/11 УК РСФСР.

5. МУРАЛОВ, Николай Иванович, 1877 года рождения, служащий;

6. ДРОБНИС, Яков Наумович, 1891 года рождения, служащий;

7. БОГУСЛАВСКИЙ, Михаил Соломонович, 1886 года рождения, служащий;

8. РАТАЙЧАК, Станислав Антонович, 1894 года рождения, служащий;

9. НОРКИН, Борис Осипович, 1895 года рождения, служащий;

10. КНЯЗЕВ, Иван Александрович, 1893 года рождения, служащий;

11. ШЕСТОВ, Алексей Александрович, 1896 года рождения, служащий;

12. СТРОИЛОВ, Михаил Степанович, 1899 года рождения, служащий;

13. ЧЛЕНОВ, Семен Борисович, 1890 года рождения, служащий;

14. ПУШИН, Гавриил Ефремович, 1896 года рождения, служащий;

15. ГРАШЕ, Иван Иосифович, 1890 года рождения, служащий;

16. АРНОЛЬД, Валентин Вольфредович (он же ВАСИЛЬЕВ, Валентин Васильевич, 1894 года рождения, служащий, –

в том, что, будучи участниками той же подпольной троцкистской подрывной организации, совершив преступления, указанные в п.п. 1-6 формулы обвинения, – изменили родине, т.е. совершили преступления, предусмотренные ст.ст. 58/1-а, 58/8, 58/9, 58/11 УК РСФСР.

Вновь изобличенные материалами настоящего дела в непосредственной подготовке и личном руководстве изменнической деятельностью в СССР троцкистского центра во главе с обвиняемыми ПЯТАКОВЫМ, СОКОЛЬНИКОВЫМ, К. РАДЕКОМ и СЕРЕБРЯКОВЫМ, находящиеся за границей Л. ТРОЦКИЙ и его сын – Л.Л. СЕДОВ, в случае их обнаружения на территории СССР, подлежат немедленно аресту и преданию суду Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР.

Вследствие изложенного и в соответствии с постановлением Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР от 10-го июля 1934 года, все указанные выше лица подлежат суду Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР.

Дела в отношении ПРИГОЖИНА А.Г., ТИВЕЛЯ А.Ю., ЗАКСА-ГЛАДНЕВА С.М., ЧЕРЕПУХИНА П.В. и ДИТЯТЕВОЙ Л.Ф., ввиду продолжающегося следствия, выделены в особое производство.

Настоящее обвинительное заключение составлено в гор. Москве 5-го января 1937 года.

 

ПРОКУРОР СОЮЗА ССР: (А. ВЫШИНСКИЙ)

 

ЕЖОВ                         ВЫШИНСКИЙ

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 275, Л. 82-99.


[1] Данный проект является самым ранним вариантом обвинительного заключения. Более поздний вариант этого документа опубликован в сборнике Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938, М.; МФД, 2004, стр. 9-19. В архивном деле РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 275 имеются три варианта обвинительного заключения, все они датирован 5 января 1937 г. Правки в более поздних вариантах сводятся к замене названий стран (Германия, Япония) на эвфемизмы вроде “одно иностранное государство”. Рудольфа Гесса (который в самом раннем варианте не упоминается) предложено именовать “один из руководителей национал-социалистической партии”. Также вычеркнут эпизод, вменяемый С.Б. Членову, и сам С.Б. Членов вычеркнут из списка обвиняемых; вместо него в состав обвиняемых вписан И.Д. Турок. Также в число подсудимых вошел и Я.А. Лившиц. В разделе, посвященном “террористическим планам” обвиняемых, вычеркнута фраза о том, что террор был направлен “в первую очередь против товарища Сталина”.

[2] В верху страницы имеются пометы И. Сталина: “А Князев?”, “А Арнольд?” (зачеркнуто).

[3] В списке отсутствуют Я.А. Лившиц, И.А. Князев и И.Д. Турок.

[4] Почеркнуто И. Сталиным и исправлено на “в эмиграции”.

[5] Слова “некоторых враждебных СССР” зачеркнуты И. Сталиным, поверх строки исправлены на “иностранных”.

[6] После слова “класса” И. Сталиным над строкой вписаны слова “и крестьянства”.

[7] Слово “контрреволюционной” обведено в кружок и зачеркнуто И. Сталиным. Над заголовком написано слово “враждебных”, от начала и конца которого к низу страницы по тексту спускаются две вертикальных черты, проведенные синим карандашом (что означало вычеркивание всего текста).

[8] Слово “контрреволюционеров” зачеркнуто И. Сталиным, поверх строки исправлено на “бандитов и шпионов”.

[9] Слова “скатились к прямому союзу с фашистской буржуазией” зачеркнуты И. Сталиным, поверх строки исправлены на “превратились в шпионскую и диверсионно-вредительскую агентуру германских и японских фашистских группировок”.

[10] Слова “враждебных СССР” зачеркнуты И. Сталиным.

[11] Слово “капиталистических” зачеркнуто И. Сталиным волнистой линией.

[12] Слова “некоторые советские предприятия” исправлены И. Сталиным над строкой на “целый ряд советских предприятий”.

[13] И. Сталин цитаты из показаний отчеркнул на полях вертикальной чертой, приписав: “Перенести. См. стр. 2”. Имеется значок о желательности переноса данного текста в помеченное место на странице 2 документа (после фразы “с целью восстановления в СССР капиталистических отношений”).

[14] Над строкой И. Сталин дописал: “в декабре месяце 1935 года”.

[15] И. Сталин цитату из показаний отчеркнул на полях вертикальной чертой, приписав: “См. стр. 2”.

[16] Слова “практическая деятельность” зачеркнуты И. Сталиным, поверх строки вписано: “Вредительство, шпионаж”.

[17] Слова “некоторых враждебных СССР иностранных” зачеркнуты И. Сталиным, поверх строки исправлены на “Германии и Японии”.

[18] И. Сталин цитату из показаний отчеркнул на полях вертикальной чертой, приписав: “Непонятно”.

[19] На полях документа, слева от данной цитаты из показаний И. Сталин написал: “Непонятно. Можно не упоминать <… > фамилию”.

[20] Слова “а также с различными авантюристами, биржевыми дельцами и белогвардейцами в преступные сделки в целях прямого обворовывания советской казны и снабжения троцкистского подполья денежными средствами, необходимыми для осуществления его преступных замыслов” зачеркнуты. Слева имеется приписка И. Сталина: ” Глупо. Надо назвать немецкие фирмы и сказать, что они содержали троцкистов за счет фонда, созданного путем накидок на цены товаров, вывозимых СССР из Германии”.

[21] На полях документа, слева от данной цитаты из показаний И. Сталин написал: “Нужна цитата (большая) из показаний Князева”.

[22] Слова “каменноугольной, химической и металлургической промышленности Кузбасса, на промышленных предприятиях Урала, и в особенности на предприятиях цветной промышленности, на ряде промышленных предприятий Украины, Азово-Черноморского края и друг.” зачеркнуты И. Сталиным, поверх строки исправлены на “ряде предприятий”.

[23] На полях документа, слева от данной цитаты из показаний И. Сталин написал: “А Князев? А бактерии?”.