Выписка из протокола допроса Г.Г. Матитайшвили

 

ВЫПИСКА

Из протокола допроса МАТИТАЙШВИЛИ Германа Георгиевича [1]

от 1-го сентября 1936 года.

 

ВОПРОС: Расскажите, что Вам известно о к.-р. троцкистской работе перечисленных Вами руководителей и активистов троцкистской организации Грузии после вашего возвращения из ссылки, т.е. 1929 г.?

ОТВЕТ: Вернувшись из ссылки, при встречах с рядом активных троцкистов, о которых покажу ниже, я вынес заключение, что большинство их вернулось в партию с двурушническими целями. Так, например: – 1) в апреле 1931 г. троцкист Давид КОПЛАТАДЗЕ сделал мне предложение ознакомиться с нелегальной троцкистской литературой и сообщал, что троцкистка БИБИНЕЙШВИЛИ Леля продолжает вести работу; 2) в тот же период ко мне обратились вернувшийся из ссылки Димитрий ГОЧОЛЕЙШВИЛИ и КИПИАНИ Аполлон, которые предложили мне принять участие в деле организации линии связи между троцкистской организацией Грузии и Троцким, находившемся в то время в Турции. ГОЧОЛЕЙШВИЛИ при следующей встрече мне конкретно сообщил, что у них имеется паспорт для поездки за границу, и поездку

к Троцкому для связи хотят поручить мне. При этих встречах ГОЧОЛЕЙШВИЛИ и КИПИАНИ, естественно, проявляли резкое недовольство в отношении партии и ее руководства. Дм. ГОЧОЛЕЙШВИЛИ говорил о необходимости возобновления к.-р. работы для того, чтобы в случае войны занять пораженческую позицию в соответствии с директивами Троцкого; 3) В конце 1931 г. троцкист НУЦУБИДЗЕ Шалва также высказывал недовольство в отношении партийного руководства и сообщил, что в Тифлисе ведется к.-р. троцкистская работа; 4) При разновременных встречах со мной лидеры грузинского троцкизма Буду МДИВАНИ, Датико ЛОРДКИПАНИДЗЕ и Миша ОКУДЖАВА в период 1931-32 г.г. также выражали недовольство в отношении партруководства по отдельным вопросам политики партии. Особенно недоволен был Датико ЛОРДКИПАНИДЗЕ, который в беседе со мной считал, что “руководство партии завело страну в тупик, выхода из которого нет”. Этот разговор с ним у меня происходил около оперного театра. Руководители троцкистской молодежи ДЗИГРАШВИЛИ, ЛЕЖАВА и ПАПАВА также выражали резкое недовольство своим положением в партии и недоверием, проявляемым партией в отношении их; 5) В начале 1932 г., будучи в Москве, при встрече со мной троцкистка Ляля АЛЛАВЕРДОВА сообщила мне, что на ее квартире была организована встреча нового года. На этом вечере, с ее слов, присутствовали Сережа КАВТАРАДЗЕ, Буду МДИВАНИ, Лида ГАСВИАНИ, писатель ВОРОНСКИЙ и муж АЛЛАВЕРДОВОЙ – Богданов – исключительно троцкисты. Присутствовавшие упрекали Буду МДИВАНИ в том, что он стал Наркомом (тогда МДИВАНИ состоял Пред<седателем> ВСНХ Грузии), на что Б. МДИВАНИ, оказывается, ответил, что несмотря на это “по некоторым вопросам политики с партией он не согласен”; 6) В феврале 1932 г. я находился в служебной командировке в Москве, там я виделся с другом Троцкого – ИЩЕНКО, который в 1928 г. и 1929 г., находясь вместе со мной в ссылке в г. Каинск, переписывался с Троцким, получая от него лично письма. ИЩЕНКО пригласил меня к себе на квартиру в д. № 35 по Пятницкой ул. К моему приходу у ИЩЕНКО я застал СУХАЧЕВА, БЕРКОВИЧА и РОЙТМАНА. Все они троцкисты. ИЩЕНКО тогда работал в качестве члена коллегии НКПС. Был устроен ужин, во время которого ИЩЕНКО сообщил примерно следующее: “Троцкий чувствует себя как никогда прочно. Его акции повышаются. В Берлине РУТ ФИШЕР и МАСЛОВ заключили блок с лидером левых соц<иал->демократов ЛЕДЕБУРГОМ, совместно с которым составили проект программы IV Ленинского Коминтерна и представили их Троцкому. Троцкий внес в эту программу существенные изменения и, вернув ее мне, сообщил, что, если они согласны с внесенными им поправками, он согласен на этот блок и создание IV интернационала”. Поголовно все присутствовавшие на этом “ужине” высказывали недовольство в отношения руководства партии, в том смысле, что они считаются “пасынками” партии. В отдельной же беседе со мной ИЩЕНКО говорил о необходимости сохранения троцкистских кадров “на случай осложнений внутри Советского Союза, а до этого нужно заслужить доверие руководства путем активного участия в партработе” и т.д. ИЩЕНКО мне намекнул на необходимость восстановления связи с Троцким, и когда я ему сообщил о попытке Дм. ГОЧОЛЕЙШВИЛИ в этом направлении, он дал мне свой адрес и предложил поддерживать с ним переписку. Со своей стороны, я также дал ему мой адрес, т.к. он сказал, что пришлет ко мне человека для связи и с организационными заданиями. После этого, встреч с ИЩЕНКО я не имел; 7) В октябре 1932 г. в Тифлис из Москвы приехал один из лидеров троцкизма СМИЛГА, который после высылки Троцкого за границу являлся руководителем троцкистской организации в СССР. СМИЛГУ здесь я встретил в гостинице и о его приезде сообщил Буду МДИВАНИ, который предложил угостить его обедом. Этот обед состоялся в ресторане на просп<екте> Плеханова, после чего мы поехали в Ортачалы и продолжали кутеж на берегу р. Куры у рыбаков. В беседе с нами СМИЛГА, касаясь внутреннего и международного положения СССР, охарактеризовал его как критическое, заявив: “Никогда СССР не был в таком безвыходном положении, как сейчас. Крестьянство стихийно подготавливается к восстанию, не лучше обстоит дело и в городе, где отвратительное снабжение разочаровало рабочих в компартии. Куда лучше обстояли наши дела в период гражданской войны, Кронштадтского восстания, продразверстки. Тогда сов<етская> власть была крепка, а сейчас беспочвенна, вследствие же чего первое же восстание может погубить власть. Единственный выход я вижу в отступлении”. На мой вопрос, каково настроение возвращенцев, СМИЛГА ответил: “Общее настроение – паршивое. Даем руководству столько, сколько доверия оно высказывает нам. Только РАДЕК переборщил, он всецело отдался руководству и дает ему очень много. Так не годится”. При этом СМИЛГА сообщил, что большинство возвращенцев находится в выжидательном положении и при первом осложнении возобновит нелегальную работу.

ВОПРОС: Как реагировали на это к.-р. заявление СМИЛГИ Вы и Буду МДИВАНИ?

ОТВЕТ: Буду МДИВАНИ никак на это не реагировал, молча слушал СМИЛГУ. Я не знаю, сообщил ли он об этом кому-нибудь, но я довел до сведения партии.

ВОПРОС: Назовите лиц, с которыми связался СМИЛГА в Тифлисе?

ОТВЕТ: СМИЛГА здесь виделся с ТЕР-ГАБРИЕЛЯНОМ С.М., который являлся Зам<естителем> Пред<седателя> Совнаркома Закавказья, который ему предоставил машину, на которой СМИЛГА вместе со мной поехал в Армению, и дал телеграмму в Эривань для встречи СМИЛГИ. Последний тут виделся также с б<ывшим> Пред<седателем> Загосплана ПИРУМОВЫМ, в кабинете которого СМИЛГА прочел свежую газету с разоблачением Зиновьева и Каменева в двурушничестве, чем был очень расстроен. Со слов СМИЛГИ я знаю, что в Гагри он виделся с Бесо ЛОМИНАДЗЕ, который произвел на него хорошее впечатление. В Гагри СМИЛГА, с его слов, имел возможность близко познакомиться с ЛОМИНАДЗЕ. Между прочим, в Мухранском совхозе Самтреста Грузии СМИЛГЕ был устроен обед, на котором присутствовали т. ГЕРМАН МГАЛОБЛИШВИЛИ, Буду МДИВАНИ, Бесо КВИРКЕЛИЯ, Сева КУХАЛЕЙШВИЛИ, ЭРИСТОВ (б<ывший> Уполкомзага СТО) и я – МАТИТАЙШВИЛИ. Позже присоединились случайно приехавшие в совхоз Васо МЗАРЕУЛАШВИЛИ и Прокофий КИРВАЛИДЗЕ. За этим обедом СМИЛГА к.-р. настроений не проявлял. Цель поездки СМИЛГИ в Армению – ознакомление с Эчмиадзинской библиотекой.

ВОПРОС: Назовите троцкистов, скрывших от партии свою принадлежность к к.-р. троцкистской организации?

ОТВЕТ: При общении с членом центра троцкист<ской> организации – Колей ОКУДЖАВА и разборе вопроса об удельном весе троцкистской “оппозиции” в КП(б) Грузии ОКУДЖАВА называл фамилии: 1) Малакия ТОРОШЕЛИДЗЕ и 2) Галактиона ВАШАДЗЕ как лиц, которые примыкают к троцкизму, но активной работы не ведут. Я лично с ним по работе связан не был. В бытность мою в Чиатурской организации в моем присутствии туда приезжал, насколько помню, с заданиями по троцкистской организации Галактион ВАШАДЗЕ. Об этом должен знать Битолий ЛЕЖАВА. К троцкистской организации примыкал также 3) Серго МЕГРЕЛИШВИЛИ, но этот отошел в начале же. В 1927 г. я и Федор КАЛАНДАДЗЕ встретили МЕГРЕЛИШВИЛИ на б<ывшей> Гановской ул<ице> КАЛАНДАДЗЕ предложил ему свежую троцкистскую литературу, от которой МЕГРЕЛИШВИЛИ отказался. На этой почве между нами произошел инцидент. Со слов покойного Александра ВАШАДЗЕ, а также Битолия ЛЕЖАВА, через которого я проводил троцкистскую работу в Чиатурах, мне известно, что 4) НИОРАДЗЕ Михаил “сочувствовал” троцкизму. О его конкретной работе я ничего не знаю. 5) ЭЛБАКИДЗЕ в настоящее время занимает ответственное положение в системе Наркомтяжпрома СССР, в Москве. Как троцкист он не разоблачен. В 1927 г. он по поручению троцкистского центра Грузии приезжал ко мне в Чиатуры с заданием произвести сбор подписей под к.-р. документ – заявление “83”. Остальных припомню и сообщу.

ВОПРОС: Вспомните скрытых троцкистов, ныне находящихся вне Грузии?

ОТВЕТ: Как скрытые троцкисты, не разоблаченные партией, мне известны: – 1) ЯНОВСКИЙ, в 1929 г. являлся руководителем торговых учреждений в г. Каинске Восточно-Сибирского края. ЯНОВСКИЙ был тесно связан с ИЩЕНКО, который через ЯНОВСКОГО оказывал всевозможную помощь ссыльным троцкистам, как то в определении на службу, материальной поддержке и пр. 2) МЕЛИКСЕТОВ Арменак и 3) КОМАХИДЗЕ Отия еще в 1923 г. примыкали и принимали самое активе участие в троцкистской оппозиции, но скрыли об этом от партии.            МЕЛИКСЕТОВ работает в секретариате Наркомтяжпрома СССР т. Орджоникидзе, а КОМАХИДЗЕ заведует сель<ско>хоз<яйственным> Отделом ЦК КП(б) одной из республик Средней Азии. Тут же показываю: связь и слияние грузинских национал-уклонистов с троцкистами произошло не в 1927 г., как это говорят сами национал-уклонисты-троцкисты, а в 1923 г. Это я знаю из того, что в 1923 г. в Москву на ХII съезд партии в качестве делегатов от Грузии приехало большинство руководителей грузинского национал-уклонизма. Филиппом МАХАРАДЗЕ и Коте ЦИНЦАДЗЕ в доме Закпредства было созвано собрание всего Закавказского землячества, где с речами выступили Буду МДИВАНИ, Коте ЦИНЦАДЗЕ и др<угие> по национальному вопросу. Резолюция была представлена ЭШБОЙ, уже к тому времени оформившимся как троцкист. Сама резолюция была исключительно насыщена цитатами Троцкого. Во время борьбы с партией в 1923 г. Отия КОМАХИДЗЕ и МЕЛИКСЕТОВ, проявившие на этом собрании себя очень активно в пользу национал-уклонизма, были связаны с троцкистами и по заданию ПЯТАКОВА посланы в Грузию для фракционной работы. Одновременно хочу сообщить, что в 1927 г. троцкистским центром Грузии в всесоюзный центр – Москву был командирован Ладо ДУМБАДЗЕ для принятия участия в выработке троцкистской платформы. Как мне стало известно, в г. Томске от находившегося вместе со мной в ссылке Карла РАДЕКА, ПЯТАКОВ и РАДЕК на заседании всесоюзного центра были против включения в платформу пункта, выдвинутого грузинскими национал-уклонистами-троцкистами о пересмотре вопроса Закфедерации и вообще приема грузинских национал-уклонистов в троцкистскую организацию как мелкобуржуазное течение. Троцкий, со слов РАДЕКА, сказал: “Надо их принять, во-первых, потому что они многочисленны, во-вторых, они грузины и через них лучше дискредитировать Сталина. Их надо использовать в борьбе с партией, хотя они и составляют мелкобуржуазное течение, а после победы можно поговорить об очистке наших рядов от них”.

ВОПРОС: Что вам известно о к.-р. троцкистской работе КОМАХИДЗЕ и МЕЛИКСЕТОВА после 1923 года?

ОТВЕТ: В 1930 г.  Отия КОМАХИДЗЕ был тесно связан с Бесо ЛОМИНАДЗЕ и разделял его к.-р. антипартийные взгляды, что я увязываю с троцкистской деятельностью КОМАХИДЗЕ в 1923 г. Допускаю, что МЕЛИКСЕТОВ, находясь в очень близких отношениях с КОМАХИДЗЕ, также разделял к.-р. идеологию ЛОМИНАДЗЕ.

ВОПРОС: Что вам известно о террористических настроениях руководящих кадров?

ОТВЕТ: Часть руководящего актива троцкистской организации Грузии в лице Коте ЦИНЦАДЗЕ, Вирапа, Коли ОКУДЖАВА, Коля АКИРТАВА и среди колодежи – Гервасий ДЗИГРАШВИЛИ считала, что прийти к власти т<ак> н<азываемым> демократическим путем невозможно и необходимо совершить переворот. Конкретному обсуждению этого вопроса при мне не подвергали, но при индивидуальных встречах в период 1927 г. об этом говорили. Коте ЦИНЦАДЗЕ имел группу боевиков, в которую входили Алия ЧЕЧЕЛАШВИЛИ и Дмитрий ГОЧОЛЕЙШВИЛИ. Этих лиц рассматривали как способных, в случае необходимости, владеть оружием. К этой категории лиц принадлежал также Миха МАМПОРИЯ с его группой и Максим ХВИЧИЯ, именующий себя децистом. Как известно, в 1929 г. Миха МАМПОРИЯ с группой лиц ушел в лес. В бытность мою в ссылке в 1928-29 г.г. высланные из Москвы проф<ессор> ДАШКОВСКИЙ – децист, и троцкист КИЕВЛЕНКО в беседах со мной открыто высказывали террористические настроения в отношении руководителей ВКП(б) и в первую очередь Сталина. После ссылки я с ними не виделся. В 1931 г. ГОЧОЛЕЙШВИЛИ при предложении мне выехать нелегально за границу для установления связи с Троцким также высказывал террористические настроения в отношении т. Сталина, заявляя, что его обязательно кто-нибудь убьет. Учитывая озлобленность ГОЧОЛЕЙШВИЛИ против партии, я считаю, что в случае предоставления возможности он сам бы совершил террористический акт.

ВОПРОС: Что вам известно о политических настроениях РАДЕКА после возвращения его из ссылки?

ОТВЕТ: Как я указал выше, в ссылке я находился вместе с К. РАДЕКОМ и сблизился там с ним. От к.-р. троцкизма я отошел под влиянием РАДЕКА. После ссылки и восстановления в партию при моих служебных поездках в Москву почти каждый раз я посещал РАДЕКА. В беседах со мной с самого начала отхода от троцкизма РАДЕК высказ<ыв>ался исключительно положительно в отношении генеральной линии партии и проявлял себя как преданный член партии. Антипартийных высказываний при мне у него не было, наоборот, он мне рекомендовал помогать партии в разоружении троцкистов. В 1931 г. на его квартире я видел военного человека, про которого он мне сказал, что это БЛЮМКИН. Больше о РАДЕКЕ ничего мне не известно.

 

Записано правильно. Прочитано – МАТИТАЙШВИЛИ.

 

ДОПРОСИЛ:

 

НАЧ. ЭКО УГБ
КАПИТАН ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ – КОБУЛОВ.

 

ВЫПИСКА ВЕРНА:

 

Нач. 1 отд. СПО УГБ УНКВД ССР Грузии –
лейтенант госбезопасности А. Хазан

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 238, Л. 102-106.


[1] Здесь и далее в тексте используется вариант написания фамилии – “Матиташвили”.