Спецсообщение Н.И. Ежова И.В. Сталину с приложением протокола допроса П.Н. Королева

 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ

 

Направляю Вам протокол допроса арестованного участника контрреволюционной террористической организации правых в Ленинграде – КОРОЛЕВА П.Н. от 22 декабря с<его> г<ода>.

КОРОЛЕВ показал, что:

1) в контрреволюционную организацию правых он был привлечен Я.К. ЯГЛОМОМ в 1930 году:

2) организация правых в Ленинграде по директивам, получаемым через ЯГЛОМА, вела вредительскую работу в тяжелой и военной промышленности.

Показания КОРОЛЕВА об участнике организации СВЕТИКОВЕ и других – уточняем.

Считаю необходимым ЯГЛОМА Я.К. арестовать.

Прошу Вашей санкции. –

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: Ежов (ЕЖОВ)

 

27 декабря 1936 г.

 

59223

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 264, Л. 23.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

КОРОЛЕВА, Павла Николаевича

от 22 декабря 1936 года

 

КОРОЛЕВ П.Н., 1892 г<ода> рожд<ения>. Бывший чл<ен> ПСР с 1917 г., б<ывший> чл<ен> ВКП(б) с 1918 г. Участвовал в зиновьевской к.-р. организации в 1925 г. и в 1928 г. в организации правых. Исключался из ВКП(б), восстановлен был в 1935 г. Вновь исключен из ВКП(б) в январе 1936 г. Астраханским Горкомом ВКП(б). До ареста – директор Рыбного Комбината им. Микояна в Астрахани.

 

Вопрос: После изобличения Вас в даче ложных показаний 16/ХII-1936 г. Вы показали, что являетесь одним из руководителей контрреволюционной организации “правых” в Ленинграде. Назовите других руководителей вашей контрреволюционной организации?

Ответ: В руководящую группу контрреволюционной организации правых в Ленинграде входили: Я – КОРОЛЕВ, ЧЕРНЫШЕВА Ольга, СВЕТИКОВ и ЛУЦУК.

Вопрос: К какому времени относится образование руководящей группы к.-р. организации правых в Ленинграде?

Ответ: Руководящая группа контрреволюционной организации правых в Ленинграде была создана в начале 1930 г. по заданиям союзного центра контрреволюционной организации “правых”. Я – КОРОЛЕВ, ЧЕРНЫШЕВА и ЛУЦУК были привлечены к руководящей работе в организацию “правых” в Ленинграде уполномоченными союзного центра организации ЯГЛОМОМ, МЕЛЬНИЧАНСКИМ и УГАРОВЫМ в 1930 г. СВЕТИКОВ в руководящую группу контрреволюционной организации правых привлечен ЯГЛОМОМ в 1933 г. Нам четверым (КОРОЛЕВУ, ЧЕРНЫШЕВОЙ, ЛУЦУКУ, СВЕТИКОВУ) было поручено союзным центром организации правых создание контрреволюционной организации правых в Ленинграде и практическое руководство деятельность этой организации.

Вопрос: Вы показали, что руководящая группа контрреволюционной организации правых в Ленинграде создана по заданиям союзного центра контрреволюционной организации правых.

Кто входил в союзный центр вашей контрреволюционной организации?

Ответ: В союзный центр контрреволюционной организации правых, как мне известно, входили – ТОМСИНСКИЙ [1], РЫКОВ, БУХАРИН, УГАРОВ (при его жизни), ЯГЛОМ и МЕЛЬНИЧАНСКИЙ.

Вопрос: Откуда Вам об этом известно?

Ответ: О существовании союзного центра контрреволюционной организации “правых” в названном мною составе я узнал со слов ЯГЛОМА, УГАРОВА и МЕЛЬНИЧАНСКОГО.

Вопрос: Вам УГАРОВ, ЯГЛОМ и МЕЛЬНИЧАНСКИЙ сказали, что они входят в союзный центр контрреволюционной организации правых?

Ответ: УГАРОВ, ЯГЛОМ и МЕЛЬНИЧАНСКИЙ мне сообщили, что союзный центр организации правых в лице ТОМСКОГО, РЫКОВА и БУХАРИНА существует и руководит контрреволюционной организацией правых по Союзу. Вместе с этим они мне говорили, что непосредственно связаны с союзным центром организации и действуют по его полномочиям. Из этих сообщений, и зная о полной осведомленности УГАРОВА, ЯГЛОМ<А> и МЕЛЬНИЧАНСКОГО о директивах союзного центра, я заключил, что УГАРОВ, ЯГЛОМ и МЕЛЬНИЧАНСКИЙ тоже входят в союзный центр и практически проводят указания центра по контрреволюционным организациям правых на периферии.

Вопрос: Значит, ЯГЛОМ, УГАРОВ и МЕЛЬНИЧАНСКИЙ прямо Вам не говорили о том, что они входят в центр контрреволюционной организации правых?

Ответ: Нет, они говорили лишь о своей близости к ТОМСКОМУ, БУХАРИНУ и РЫКОВУ, а также из общения с ними мне известна их широкая осведомленность в деятельности к.-р. организации, поэтому я их отношу к числу членов центра.

Вопрос: Когда и кем Вы были привлечены к руководящей работе контрреволюционной организации правых в Ленинграде?

Ответ: ЯГЛОМУ в 1928-29 г.г. во время VIII-го съезда Профсоюзов я был известен как активный сторонник правых; он знал также о моем конспиративном и умелом поведении в то время.

В начале 1930 г. ЯГЛОМ зашел ко мне в служебный кабинет в Ленсельпроме и в беседе сообщил, что организация “правых” продолжает свою деятельность, что центр организации в лице ТОМСКОГО, БУХАРИНА, РЫКОВА сохранился, что он – ЯГЛОМ связан с центром и ведет со мною беседу по предложению этого центра, сослался при этом персонально на ТОМСКОГО. Получив мое согласие на участие в деятельности к.-р. организации правых, ЯГЛОМ сказал мне, что руководство ленинградской организации правых будет сосредотачиваться в руках старых проверенных организацией людей, и назвал ЧЕРНЫШЕВУ Ольгу и ЛУЦУКА, с которыми предложил связаться. ЯГЛОМ указал мне, что ЧЕРНЫШЕВА и ЛУЦУК связаны с ним и МЕЛЬНИЧАНСКИМ. В этой же беседе ЯГЛОМ дал мне основные указания о налаживании деятельности контрреволюционной организации “правых” в Ленинграде, указал на необходимость строжайшей конспирации деятельности организации и ее руководящей группы.

Расставаясь, ЯГЛОМ предложил мне держать связь с ним.

Вопрос: Какие же указания о деятельности к.-р. организации правых Вам дал ЯГЛОМ?

Ответ: Директива ЯГЛОМА содержала в себе следующие указания:

1. создать в Ленинграде контрреволюционную организацию правых из известных мне сторонников платформы правых и за счет вербовки новых кадров из среды советских хозяйственных и профсоюзных работников, недовольных политикой и руководством ВКП(б).

2. в качестве основного метода борьбы с партийным руководством применять вредительство в тяжелой, легкой и особенно военной промышленности. Вредительская деятельность нашей организации, по словам ЯГЛОМА, должна сорвать намеченный ЦК ВКП(б) и Сов<етским> правительством план развертывания промышленности и скомпрометировать политику индустриализации страны. При этом условии, сказал ЯГЛОМ, как легче будет организовать борьбу с ЦК ВКП(б) за идеи правой организации.

Вопрос: Директивы ЯГЛОМА Вы приняли?

Ответ: Да, принял и реализовал.

Вопрос: С ЯГЛОМОМ Вы еще встречались?

Ответ: Да. По делам контрреволюционной организации правых в Ленинграде я встречался с ЯГЛОМОМ еще два раза. Один раз в конце 1933 г. и второй в начале 1934 г. Обе встречи происходили у меня в служебном кабинете в Ленсовете (в Смольном).

Вопрос: Какие вопросы Вы обсуждали с ЯГЛОМОМ при встрече в 1933 и 1934 г.г.?

Ответ: При второй встрече с ЯГЛОМОМ в конце 1933 г. у меня в служебном кабинете ЯГЛОМ спросил меня, как идут дела в контрреволюционной организации правых в Ленинграде. Я его информировал, что связался с ЧЕРНЫШЕВОЙ и через нее с ЛУЦУКОМ и держу с ними тесный контакт и что привлек в организацию правых ЛИСКИЕРА, который имеет контрреволюционную группу в Облстрахкассе. ЯГЛОМ, в свою очередь, мне сообщил, что он имел переговоры со СВЕТИКОВЫМ, который дал ему согласие на участие в руководящей группе контрреволюционной организации правых в Ленинграде. ЯГЛОМ сказал, что он поручил СВЕТИКОВУ организовать вредительство в тяжелой и в особенности в военной промышленности г. Ленинграда, и что СВЕТИКОВ имеет от него (ЯГЛОМА) указание связаться со мною – КОРОЛЕВЫМ, ЧЕРНЫШЕВОЙ и ЛУЦУКОМ. Я ЯГЛОМА информировал, что об участии СВЕТИКОВА в организации правых уже знаю со слов ЧЕРНЫШЕВОЙ и что лично с ним уже связался.

В эту же встречу, как и в следующую, ЯГЛОМ мне высказывал враждебное отношение к руководству ВКП(б) и особенно СТАЛИНУ. Об этом он мне говорил, в связи с оценкой внутрипартийного положения, которая в основном сводилась к указанию на то, что в партии отсутствует демократия, всюду появляется диктатура СТАЛИНА, что лучшие люди в партии отстраняются от деятельной работы в ней, что фактически получается единоличное управление СТАЛИНА партией и страной.

При этой второй встрече с ЯГЛОМОМ в начале 1934 г. опять у меня в служебном кабинете в Ленсовете ЯГЛОМ интересовался ходом развертывания вредительской работы ленинградской организации правых в промышленности. правых в промышленности. Я его информировал о том, что знал от СВЕТИКОВА о вредительской деятельности его – СВЕТИКОВА и его группы в тяжелой промышленности.

ЯГЛОМ удовлетворился моей информацией и рекомендовал вредительскую деятельность активизировать.

Вопрос: ЯГЛОМ эту информацию мог получить и от СВЕТИКОВА?

Ответ: Да, мог, но я не знаю, имел<и> ли ЯГЛОМ и СВЕТИКОВ встречи между собой в 1934 году.

Вопрос: Когда Вы установили связь со СВЕТИКОВЫМ?

Ответ: Первая встреча со СВЕТИКОВЫМ о делах контрреволюционной организации правых происходила у меня в служебном кабинете Ленсовета летом 1933 г. СВЕТИКОВ задержался у меня в кабинете после официального заседания и сказал, что у него со мной есть разговор. Несколько раньше ЧЕРНЫШЕВА предупреждала меня о том, что СВЕТИКОВ включается в работу нашей организации и намерен в связи с этим переговорить со мной, и поэтому я понял, о чем он намерен со мною говорить.

СВЕТИКОВ мне сказал, что он имел разговор с ЯГЛОМОМ о деятельности организации правых в Ленинграде и пришел ко мне, чтобы договориться о единстве действий и узнать как идут дела у меня. В этой беседе я воздержался рассказать что-либо о своей деятельности в организации и ограничился сообщением, что о нем знаю я от ЧЕРНЫШЕВОЙ и что связан с ЯГЛОМОМ и имею от него указания о контрреволюционной работе. Со СВЕТИКОВЫМ я договорился встретиться в ближайшие дни.

Вопрос: И встретились?

Ответ: Да, СВЕТИКОВ через несколько дней зашел ко мне в Смольный, и мы с ним беседовали у меня в служебном кабинете.

Вопрос: О чем Вы в этот раз говорили со СВЕТИКОВЫМ?

Ответ: В этой беседе СВЕТИКОВ меня информировал о директиве союзного центра организации правых, полученной им через ЯГЛОМА, о срыве мероприятий ЦК ВКП(б) по производству ширпотреба на предприятиях тяжелой промышленности в Ленинграде и вредительстве в области производства строительных материалов.

Вопрос: Что именно Вам говорил СВЕТИКОВ об этой директиве союзного центра к.-р. организации правых?

Ответ: СВЕТИКОВ сказал мне, что ЯГЛОМ передал ему эту директиву как директиву союзного центра организации. Затем он мне подробно рассказал, как ему рекомендовал ЯГЛОМ реализовать эту директиву по линии Тяжпрома в Ленинграде.

СВЕТИКОВ слазал, что постановление ЦК ВКП(б) о развертывании производства предметов широкого потребления встречает скрытое сопротивление, саботаж почти всех директоров заводов Тяжпрома в Ленинграде, и потому ему эту директиву будет легко осуществить. Что его как уполномоченного Наркомтяжпрома задача будет сводиться к тому, чтобы не мешать этому скрытому саботажу, не подтягивать директоров, не помогать организовывать новое, по существу, дело в тяжелой промышленности.

Эта тактическая линия, говорил СВЕТИКОВ, позволит ему осуществить указание союзного центра организации правых – сорвать производство ширпотреба в ленинградской промышленности и тормозить развертывание торговли предметами широкого потребления.

Этими мероприятиями, говорит СВЕТИКОВ, будет достигнута цель организации правых – вызвать недовольство трудящих отсутствием предметов ширпотреба на рынке.

О вредительстве в строительной промышленности Ленинграда СВЕТИКОВ рассказал следующее: установка союзного центра организации правых сводится к тому, чтобы затормозить мероприятия по развертыванию производства стройматериалов (кирпича, извести, щебня, цемента и т.д.), в которых нуждается ленинградская промышленность и жилищное строительство.

Вопрос: Реализовал СВЕТИКОВ эту директиву центра контрреволюционной организации правых?

Ответ: Да, я знаю, что в течение года СВЕТИКОВУ удалось тормозить производство ширпотреба на предприятиях Тяжпрома и продолжительное время саботировать производство строительных материалов.

Вопрос: Откуда Вам об этом известно?

Ответ: Меня о результатах вредительства информировал СВЕТИКОВ при следующей встрече с ним.

Вопрос: Когда и где состоялась эта встреча со СВЕТИКОВЫМ?

Ответ: Эта третья встреча со СВЕТИКОВЫМ состоялась в служебном кабинете СВЕТИКОВА в Управлении Уполном<оченного> Наркомтяжпрома в конце 1933 г. Я зашел к СВЕТИКОВУ после того, как я от ЯГЛОМА узнал о директиве по вредительству в военной промышленности, которую он передал СВЕТИКОВУ.

Вопрос: Что Вам говорил СВЕТИКОВ при этой встрече?

Ответ: СВЕТИКОВ мне сообщил, о том, что он получил от ЯГЛОМА директиву о развертывании вредительства в тяжелой и особенно в военной промышленности и что он приступил к практическому выполнению этой директивы. СВЕТИКОВ сказал, что организовать вредительство в области производства ширпотреба и по производству строительных материалов ему было даже, чем новое дело, так как теперь ему приходится подбирать соответствующих людей и их посвящать в контрреволюционную деятельность.

Вопрос: Что делал СВЕТИКОВ конкретно по организации вредительства в тяжелой и военной промышленности?

Ответ: СВЕТИКОВ мне сообщил, что он завербовал в контрреволюционную организацию правых РУДУ – директора завода “Большевик”, МАВРИНА Ивана – директора завода К. Маркса, ИВАНОВА Аркадия – директора завода “Русский Дизель” и АВДЕЕВА – директора завода ЛЕНИНА.

РУДА по заданиям СВЕТИКОВА осуществлял вредительство по военной промышленности на заводе “Большевик”, МАВРИН, ИВАНОВ и АВДЕЕВ – на подведомственных им заводах тяжелой промышленности.

Вопрос: Вам лично СВЕТИКОВ сказал, что РУДА, МАВРИН, ИВАНОВ и АВДЕЕВ им завербованы в контрреволюционную организацию?

Вы точно помните и утверждаете это?

Ответ: Да, СВЕТИКОВ мне лично сказал об этом при встрече в 1933 году в кабинете СВЕТИКОВА, я отлично помню это.

Вопрос: Когда СВЕТИКОВ завербовал в к.-р. организацию правых РУДУ, МАВРИНА, ИВАНОВА и АВДЕЕВА?

Ответ: Как мне сказал СВЕТИКОВ, он завербовал в контрреволюционную организацию правых – РУДА, МАВРИНА, ИВАНОВА и АВДЕЕВА в 1933 г. При этом должен сказать, что ИВАНОВ Аркадий был известен мне как участник организации правых раньше в 1928-30 г.г., а МАВРИН как участник зиновьевской организации в 1926 г.

Вопрос: Вы лично были связаны с РУДОЙ, МАВРИНЫМ, ИВАНОВЫМ и АВДЕЕВЫМ?

Ответ: Нет. С ними по контрреволюционной работе был связан только СВЕТИКОВ.

Вопрос: Как именно СВЕТИКОВ, РУДА, МАВРИН, ИВАНОВ и АВДЕЕВ осуществляли вредительство?

Ответ: СВЕТИКОВ мне рассказал только о том, как он и РУДА организовали срыв выполнения военных заказов на заводе “Большевик”, им это удалось достигнуть следующим образом: детали военной продукции завода “Большевик” вырабатываю ряд других заводов Наркомтяжпрома, СВЕТИКОВ принимал все меры, чтобы выполнение военных заказов завода “Большевик” задерживалось. Вместе с РУДА СВЕТИКОВ тормозил доставку необходимых материалов для военных заказов для самого завода “Большевик”.

Каковы последствия вредительской деятельности, я не знаю, но СВЕТИКОВ мне говорил, что дела развертываются успешно.

Вопрос: Вы выше показали, что к деятельности контрреволюционной организации правых Вы лично привлекли ЛИСКИЕРА.

Ответ: Да, ЛИСКИЕРА завербовал в контрреволюционную организацию правых я – КОРОЛЕВ.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах Вы завербовали ЛИСКИЕРА?

Ответ: Это было в начале 1932 г. ЛИСКИЕРА я встретил в Губпрофсоюзе. Он мне сказал, что встречается с ЧЕРНЫШЕВОЙ, ЛУЦУКОМ и получил письменное приглашение УГАРОВА из Москвы навестить его. ЛИСКИЕР проявил сочувственное отношение к бывшему профсоюзному руководству (ТОМСКИЙ, УГАРОВ и друг<ие>) и выражал недовольство политикой ЦК ВКП(б) в отношении профсоюзов.

Видя в ЛИСКИЕРЕ своего человека, я рассказал ему о существовании организации правых в Ленинграде, о своей связи с ЯГЛОМОМ и ЧЕРНЫШЕВОЙ и спросил о его отношении к нашей организации. ЛИСКИЕР дал согласие на участие в деятельности контрреволюционной организации правых. Тогда я ему указал, чтобы он развернул вербовку людей в профсоюзах и в областной страхкассе, куда он тогда переходил на работу. ЛИСКИЕР эту директиву принял.

В конце 1932 г. или начале 1933 г. ЛИСКИЕР сообщил мне, что он совместно с ДАВЫДОВЫМ и КОТОВЫМ – работниками Облстрахкассы, ведет к.-р. работу.

Вопрос: Какую к.-р. работу проводили ЛИСКИЕР, ДАВЫДОВ и КОТОВ?

Ответ: Я со слов ЛИСКИЕРА знал, что он – ЛИСКИЕР, ДАВЫДОВ и КОТОВ проводят вербовку новых участников контрреволюционной организации “правых”. Систематически устраивают нелегальные совещания участников нашей контрреволюционной организации. Но должен сказать, что фамилии других людей, связанных с ЛИСКИЕР<ОМ>, ДАВЫДОВЫМ и КОТОВЫМ по контрреволюционной работе, я сейчас не помню.

Вопрос: Только ли вербовочную деятельность проводили ЛИСКИЕР, ДАВЫДОВ и друг<ие>?

Ответ: Я знал только об этом.

Вопрос: Это неверно. Вы знали о деятельности к.-р. группы ЛИСКИЕРАДАВЫДОВА в одном объеме.

Ответ: Все, что я знал, – уже сказал следствию. Возможно, ЛИСКИЕР и другие участники его группы и вели какую-либо другую работу, но я о ней не знал.

Вопрос: Вы один из руководителей к.-р. организации в Ленинграде, по заданиям которого действовал ЛИСКИЕР и его группа. Как Вы можете не знать о их деятельности?

Ответ: И все-таки я не знал.

Вопрос: К вопросу о деятельности группы ЛИСКИЕРАДАВЫДОВА мы еще вернемся. А сейчас дайте показания – кого вы лично еще завербовали в к.-р. организацию правых?

Ответ: Я привлек к деятельности контрреволюционной организации правых еще АНДРЕЕВА Василия Андреевича, работавшего Нач<альником> Лен<инградского> Управления Связи. АНДРЕЕВА я знал как неразоружившегося “правого” с 1928 г. В 1930 г. я ему сообщил о директиве ЯГЛОМА об активизации деятельности организации правых в Ленинграде. После этого я встречался с АНДРЕЕВЫМ несколько раз в 1930-1932 г.г., вел с ним беседы контрреволюционного содержания.

В 1932 г. АНДРЕЕВ выехал из Ленинграда на работу по линии Окт<ябрьской> жел<езной> дороги, и связь у меня с ним прекратилась.

Вопрос: С участником руководящей группы контрреволюционной организации правых в Ленинграде ЧЕРНЫШЕВОЙ Вы были связаны до последнего времени?

Ответ: С ЧЕРНЫШЕВОЙ я был связан до момента моего выезда из Ленинграда в 1935 г.

Вопрос: Дайте показания о контрреволюционной деятельности ЧЕРНЫШЕВОЙ?

Ответ: Я уже показал, что ЧЕРНЫШЕВА Ольга являлась участником руководящей группы к.-р. организации правых в Ленинграде и была связана с членами Союзного центра нашей организации ТОМСКИМ, ЯГЛОМОМ и МЕЛЬНИЧАНСКИМ. В Ленинграде ЧЕРНЫШЕВА была связана со всеми участниками руководящей группы организации правых в Ленинграде (КОРОЛЕВЫМ, ЛУЦУКОМ и СВЕТИКОВЫМ) и активным участником контрреволюционной организации правых УГАРОВОЙ Ольгой. ЧЕРНЫШЕВА была в курсе всех директив союзного центра организации правых и всей деятельности ленинградской организации.

Я лично связался с ЧЕРНЫШЕВОЙ в начале 1930 г, и был связан с нею совместной контрреволюционной деятельностью до 1935 г. В течение двух лет примерно (конец 1930-1932 г.г.) ЧЕРНЫШЕВА училась в Промакадемии в Москве, и я с ней встречался редко, 2-3 раза, в ее приезды в Ленинград.

Вопрос: Какую работу вел в вашей контрреволюционной организации ЛУЦУК?

Ответ: ЛУЦУК – участник руководящей группы контрреволюционной организации правых в Ленинграде. Он был связан с членами союзного центра – ТОМСКИМ и УГАРОВЫМ. В Ленинграде ЛУЦУК проводил контрреволюционную деятельность в тесном контакте с ЧЕРНЫШЕВОЙ и УГАРОВЫМ. Я лично с ЛУЦУКОМ встречался после 1928 г. всего один раз в 1933 г. и знал о его к.-р. деятельности от ЯГЛОМА и ЧЕРНЫШЕВОЙ.

Вопрос: Странно. ЛУЦУКА Вы называете участником руководящей группы Вашей контрреволюционной организации и в то же время говорите, что после 1928 г. видели его всего лишь один раз. Объясните это?

Ответ: Чтобы не казалось это странным, я должен сообщить следующее:

В конце 1930 г. я договорился с ЧЕРНЫШЕВОЙ, что вследствие подозрительного отношения к правым со стороны партии и ГПУ нам не следует встречаться группой, ибо это вызовет еще большую настороженность к нам, а возможно и провал.

Об этом сговоре ЧЕРНЫШЕВА информировала ЛУЦУКА.

В 1933 г. при первой моей встрече об этом же я договорился со СВЕТИКОВЫМ. На основе этого сговора, в основу которого были положены соображения конспирации, мы не устраивали каких-либо широких совещаний.

С ЛУЦУКОМ, как я уже показал, связь держала ЧЕРНЫШЕВА, она передавала ему установки, получаемые из центра, через нее осуществлялась взаимная информация о проводимой нами контрреволюционной работе.

Вопрос: Вы не сообщили следствию ряд важных фактов и обстоятельств о деятельности вашей контрреволюционной организации.

Ответ: Мне трудно сразу восстановить в памяти все факты, поэтому я допускаю, что еще не все показал.

По мере восстановления в памяти я буду давать показания, т.к. я не намерен больше скрывать от следствия свою и своих единомышленников контрреволюционную деятельность.

 

Записано с моих слов верно, мною лично прочитано –

 

КОРОЛЕВ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. УЕКВД ЛО –
КОМИССАР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ 1 РАНГА – ЗАКОВСКИЙ.

 

ЗАМ. НАЧ. СПО УГБ –
КАПИТАН ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ – КОРКИН.

 

ОПЕР. УПОЛН. 1 ОТД. СПО –
МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ – ГОЛУБЕВ.

 

Верно:

 

СТАРШИЙ ИНСПЕКТОР УРО ГУГБ –
ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: Голанский (ГОЛАНСКИЙ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 264, Л. 24-39.


[1] Примечание.