Спецсообщение Н.И. Ежова И.В. Сталину с приложением протокола допроса К.М. Ерофицкого

 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

тов. СТАЛИНУ

 

Направляю Вам протокол допроса от 30/1-с<его> г<ода> арестованного в Ростове-н<а-> Дону ЕРОФИЦКОГО К.М. – бывш<его> секретаря Крайкома ВЛКСМ.

ЕРОФИЦКИЙ показал о принадлежности к троцкистской организация ПОДЧАСОВОЙ -завед<ующей> отделом пропаганды Ростовского горкома ВКП(б), РЫБАКОВА – бывш<его> секретаря Красно-Сулимского райкома ВКП(б) и ШАПОВАЛОВА – начальника Новочеркасского райотдела НКВД.

По показаниям ЕРОФИЦКОГО, троцкисты вели специальную работу по разложению комсомольских организаций края.

Используя свое положение секретаря Крайкома комсомола, ЕРОФИЦКИЙ окружал себя троцкистами и лиц, завербованных им в организацию, продвигал на руководящую комсомольскую работу.

ЕРОФИЦКИЙ показал также, что начальник политотдела Северо-Кавказской жел<езной>  дор<оги> АМАТУНИ присутствовал на квартире Я. ЛИВШИЦА 2-го мая 1935 года при обсуждении вопроса о возможности совершения террористического акта против т. СТАЛИНА на железной дороге.

Все названные в показаниях ЕРОФИЦКОГО арестованы.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ Ежов (ЕЖОВ)

 

7 февраля 1937 года. –

 

№ 55656

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 280, Л. 67-68.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЕРОФИЦКОГО, Константина Михайловича, от 30 января 1937 г.

 

ЕРОФИЦКИЙ К.М., 1905 г<ода> рождения, урож<енец> г. Калач, Сталинградского края, из крестьян, служащий, б<ывший> секретарь Оргбюро ЦК ВЛКСМ по АЧКраю, б<ывший> член ВКП(б).

 

Вопрос: Показаниями ряда арестованных по вашему делу установлено, что на допросе от 11 декабря 1936 года вы скрыли ряд известных вам троцкистов и факты их контрреволюционной деятельности.

Ответ: На допросе 11 декабря 1936 года я признал свое участие в троцкистской террористической организации и показал, что начал вести троцкистскую работу в 1929 г. в Саратове, где я входил в контрреволюционную троцкистскую группу, возглавлявшуюся Лазарем ШАЦКИНЫМ. Я хочу несколько подробнее остановиться на этом.

К троцкистской работе я был привлечен Дмитрием ПАВЛОВЫМ, с которым был лично связан с 1921 г. До моего отъезда из Саратова в конце 1930 г. я как троцкист поддерживал организационную связь с участниками этой группы: Лазарем ШАЦКИНЫМ, его женой ИЗВЕКОВОЙ, ПАВЛОВЫМ, Агнессой ВАЙНШТЕЙН, ФРУМКИНОЙ, ДАВИДОВИЧЕМ, его женой Ириной ГЕРМАНЮК, КАРПОВЫМ и КРЫЛОВЫМ.

Названные мною участники группы периодически собирались преимущественно на квартире ШАЦКИНА, где резко враждебно критиковали политику партии и руководителей ВКП(б). В целях возбуждения ненависти к руководству ВКП(б) и прежде всего к СТАЛИНУ распространялись разного рода клеветнические измышления.

Наиболее резко и озлобленно выражали свою враждебность участники группы ШАЦКИН, ДАВИДОВИЧ и ПАВЛОВ, которые уже в тот период ставили перед нами вопрос о необходимости насильственного устранения СТАЛИНА и других членов Политбюро.

В целях подготовки активной борьбы с руководителями ВКП(б) участники троцкистской группы в Саратове ставили основной своей задачей – завоевание местного партийного аппарата и установление иногородних троцкистских связей.

Уже в 1930 г. мы в Саратове установили организационную связь через ШАЦКИНА с ЛОМИНАДЗЕ, а через последнего с зиновьевцем ВУЙОВИЧЕМ. ПАВЛОВ установил организационную связь с Иваном Никитичем СМИРНОВЫМ. Через ДАВИДОВИЧА была связь с зиновьевцами САФАРОВЫМ и ЗАЛУЦКИМ.

После отъезда из Саратова я продолжал поддерживать связь с троцкистами ПАВЛОВЫМ и Агнессой ВАЙНШТЕЙН вплоть до их ареста в 1936 году.

В течение 1932-1936 г.г. я встречался четыре раза с ВАЙНШТЕЙН и два раза с ПАВЛОВЫМ во время их приездов в Ростов.

При встречах мы неоднократно критиковали политику ВКП(б), высказывались враждебно о руководителях партии, информировали друг друга о наших троцкистских связях.

От ВАЙНШТЕЙН и ПАВЛОВА мне было известно, что Саратовская троцкистская группа продолжала вести активную работу и привлекала к троцкистской деятельности новых людей. Конкретно они мне называли секретаря парткома ВКП(б) одного из заводов СВЕШНИКОВА, работавшего на заводе ”Универсаль” АФАНАСЬЕВА, – работавшего на Саратовском заводе комбайнов ЕРЕМЕЕВА и заместителя ректора комвуза САЛАТ.

ВАЙНШТЕЙН и ПАВЛОВ были полностью в курсе моей троцкистской деятельности в Ростове. Я от них почти ничего не скрывал.

Вопрос: С кем вы были связаны по троцкистской работе в Азово-Черноморском крае.

Ответ: В Азово-Черноморский край я приехал в начале 1932 г. В течение нескольких месяцев я работал в Ростове, а затем я был направлен для работы в Грозный, где пробыл до августа 1933 г. За этот период мне троцкистских связей установить не удалось.

После моего приезда в 1933 г. из Грозного в Ростов я и моя жена ФРУМКИНА стали встречаться, как я уже показал на допросе 11 декабря 1936 года, с Ильей ФЕДИНЫМ, которого я знаю ранее по комсомольской работе, а также с ОВЧИННИКОВЫМ, который мне был известен по работе в Саратове.

После первых встреч с ФЕДИНЫМ и ОВЧИННИКОВЫМ я убедился в их резкой озлобленности против руководства ВКП(б). Это послужило почвой для нашего сближения.

В том же 1933 г. я через ФРУМКИНУ установил связь с троцкистом КАПЛИНСКИМ, с которым ФЕДИН и ОВЧИННИКОВ еще до меня были организационно связаны.

В 1934 году я сблизился с троцкистом ГОГОБЕРИДЗЕ. После этого я начал принимать участие в деятельности троцкистской организации в Ростове.

Вопрос: Вам известны и другие участники организации, которых вы скрываете от нас.

Ответ: Кроме названных мною лиц в троцкистскую организацию в Ростове входили: КОЛОТИЛИН и КАРПОВ, работавшие в Горкоме ВКП(б) в Ростове, ЧЕФРАНОВ – пом<ощник> секретаря Крайкома ВКП(б), ЕРЕМЕЕВ – второй секретарь Сталинского Горкома ВКП(б) в г. Ростове, ЦЕЙТЛИН – секретарь Ленинского Райкома ВКП(б), МАЛЬТЕ – начальник Крайкоммунхоза, МОГИЛЕНКО – начальник Крайместпрома, ВОЛЬБЕРГ – заместитель председателя Ростовского горсовета и ПОДЧАСОВА – зав<едующая> отделом пропаганды Ростовского Горкома ВКП(б).

Вопрос: Откуда Вам известно об участии этих лиц в троцкистской организации, и что вы знаете об их троцкистской работе?

Ответ: При каких обстоятельствах вошли в организацию все эти лица, за исключением ЕРЕМЕЕВА и КАРПОВА, мне неизвестно.

Об участии в организации ВОЛЬБЕРГА и МОГИЛЕНКО мне сообщил в конце 1935 г. ОВЧИННИКОВ. В том же 1935 г. я присутствовал на одном из контрреволюционных сборищ на квартире МОГИЛЕНКО с участием ОВЧИННИКОВА, ВОЛЬБЕРГА и самого МОГИЛЕНКО.

Об участии в организации МАЛЬТЕ я узнал в августе 1936 г. во время своей поездки в Москву. Одновременно со мной в Москве были ОВЧИННИКОВ и МАЛЬТЕ. Оба они заходили ко мне, и тогда же в Москве ОВЧИННИКОВ рекомендовал мне МАЛЬТЕ как участника организации.

МАЛЬТЕ, ВОЛЬБЕРГ и МОГИЛЕНКО были завербованы в организацию лично ОВЧИННИКОВЫМ и связаны непосредственно с ним. Их практическая деятельность в организации мне неизвестна.

КОЛОТИЛИНА и ЦЕЙТЛИНА я неоднократно встречал на нелегальных сборищах участников организации на дачах Горкома и Горсовета. В этих сборищах участвовала ПОДЧАСОВА, которая по работе в организации поддерживала связь с КОЛОТИЛИНЫМ, ОВЧИННИКОВЫМ и ГОГОБЕРИДЗЕ.

Об участии в организации ЧЕФРАНОВА я знал от ГОГОБЕРИДЗЕ, а также от ВАРДАНИАНА, с которым ЧЕФРАНОВ был наиболее тесно связан.

КАРПОВ вошел в троцкистскую организацию в конце 1935 г. после своего приезда из Сталинграда. Зная его по Саратову как участника троцкистской группы ШАЦКИНА, я рекомендовал его ГОГОБЕРИДЗЕ, который в дальнейшей и ввел его в организацию.

Точно так же я рекомендовал ГОГОБЕРИДЗЕ ЕРЕМЕЕВА, которого он взял к себе вторым секретарем и привлек к деятельности троцкистской организации в Ростове.

Вопрос: А вы лично говорили КАРПОВУ и ЕРЕМЕЕВУ о существовании в Ростове троцкистской организации?

Ответ: Да. Перед тем, как рекомендовать ГОГОБЕРИДЗЕ КАРПОВА и ЕРЕМЕЕВА, я информировал их о деятельности троцкистской организации в Ростове и своем участии в ней. Как участников организации я назвал КАРПОВУГОГОБЕРИДЗЕ, ОВЧИННИКОВА и ФЕДИНА; ЕРЕМЕЕВУ из участников организации я назвал только ГОГОБЕРИДЗЕ и КАРПОВА.

Вопрос: Кто из участников троцкистской организации известен вам вне Ростова?

Ответ: Я уже показал, что участниками троцкистской организации являлись секретарь Новочеркасского Горкома ВКП(б) ФЕДИН и секретарь Таганрогского Горкома ВКП(б) ВАРДАНИАН.

ГОГОБЕРИДЗЕ и ВАРДАНИАН сообщили мне о наличии в Таганроге крепкой троцкистской группы, возглавляемой ВАРДАНИАНОМ. В числе участников этой группы назывались КОЛЕСНИКОВ – директор завода им. Андреева, его жена ПРОЗОРОВСКАЯ, МОРРИСОН – редактор Таганрогской газеты и ТЕР-МИНАСОВ – председатель Таганрогского Горплана.

От ФЕДИНА я знал, что им в Новочеркасске создана троцкистская группа, из участников которой он мне назвал: КРУГЛИКОВУ – секретаря Парткома ВКСХШ (жена ФЕДИНА), ШЕЙНИНА – второго секретаря Новочеркасского Горкома ВКП(б), КРЕЧЕТА – председателя Горплана и ШАПОВАЛОВА – начальника Новочеркасского Горотдела НКВД. Все они, по словам ФЕДИНА, рвались в бой и принимали деятельное участие в троцкистской работе.

ФЕДИН часто приезжал в Ростов и участвовал на наших контрреволюционных сборищах. С участием ГОГОБЕРИДЗЕ, КОЛОТИЛИНА, ОВЧИННИКОВА и моим аналогичные сборища проводились в Новочеркасске у ФЕДИНА. КРУГЛИКОВА являлась активной участницей всех этих сборищ и была в курсе всей деятельности организации.

Кроме этих лиц мне известен как участник троцкистской организации ЛЮБАРСКИЙ – секретарь Шахтинского горкома ВКП(б).

Организационная связь с ЛЮБАРСКИМ нами поддерживалась через КАРПОВА, неоднократно выезжавшего на протяжении 1935-1936 г.г. в Шахты, где он совместно с ЛЮБАРСКИМ вел троцкистскую работу.

Участником организации являлся также б<ывший> секретарь Красно-Сулянского райкома ВКП(б) РЫБАКОВ, который во время своих приездов в Ростов неоднократно участвовал на наших контрреволюционных сборищах и был осведомлен о нашей троцкистской работе в Ростове.

От ОВЧИННИКОВА мне было известно, что в Краснодаре ведет серьезную работу троцкист БУРОВ.

ГОГОБЕРИДЗЕ и ВАРДАНИАН в 1935 г. говорили мне об участии в организации секретаря Сочинского Горкома ВКП(б) ГУТМАНА. ГУТМАН до поездки в Сочи работал совместно с ВАРДАНИАНОМ в Таганроге.

При переезде ГУТМАНА в Сочи ГОГОБЕРИДЗЕ и ВАРДАНИАН дали ему специальное поручение.

Вопрос: О каком поручении идет речь?

Ответ: ГУТМАН имел от ГОГОБЕРИДЗЕ и ВАРДАНИАНА прямое задание – подготовить террористический акт над СТАЛИНЫМ в Сочи.

Вопрос: Это было личным заданием ГОГОБЕРИДЗЕ и ВАРДАНИАНА?

Ответ: Нет. ГОГОБЕРИДЗЕ и ВАРДАНИАН дали это задание ГУТМАНУ от имени троцкистской организации в Ростове во исполнение полученной от троцкистского центра в Москве директивы о переходе к террору.

Вопрос: Кто из участников организации в Ростове был связан с московским центром?

Ответ: Связь с троцкистским центром в Москве осуществлялась через ГОГОБЕРИДЗЕ, а также по линии КАПЛИНСКОГО через БЕЛОБОРОДОВА.

Вопрос: Через кого персонально была получена директива московского троцкистского центра о переходе к террору?

Ответ: Мне лично директива троцкистского центра о подготовке террористического акта над СТАЛИНЫМ в Сочи стала известна от ГОГОБЕРИДЗЕ после его приезда из Москвы в декабре мес<яце> 1934 года. ГОГОБЕРИДЗЕ тогда ездил в Москву на похороны тов. КИРОВА.

Возвратившись в Ростов, ГОГОБЕРИДЗЕ сообщил мне, КОЛОТИЛИНУ, КОЛОКОЛКИНУ и ОВЧИННИКОВУ, что в Москве на даче КРЮЧКОВА (секретарь Горького) он виделся с КАМЕНЕВЫМ. По словам ГОГОБЕРИДЗЕ, КАМЕНЕВ требовал “удачное начало в Ленинграде” довести до конца и ускорить подготовку убийства СТАЛИНА в Сочи.

В связи с этим разговором мне стало известно, что осуществление убийства СТАЛИНА возложено на ГУТМАНА.

Вопрос: Что конкретно было сделано ГУТМАНОМ для осуществления этого задания?

Ответ: ГОГОБЕРИДЗЕ неоднократно высказывал недовольство медлительностью ГУТМАНА в подготовке террористического акта, который намечался на 1935 год.

Мне известно, что к ГУТМАНУ в Сочи с поручениями ВАРДАНИАНА и ГОГОБЕРИДЗЕ, связанными с подготовкой террористического акта, ездил участник таганрогской троцкистской группы МОРРИСОН. О результатах этой поездки я не был информирован. Знаю точно, что МОРРИСОН выезжал в Сочив то время, когда там находился СТАЛИН.

Вопрос: С кем был связан ГУТМАН в Сочи по террористической работе?

Ответ: В начале 1935 года по настойчивому требованию ГУТМАНА, которое было поддержано ВАРДАНИАНОМ и ГОГОБЕРИДЗЕ, я направил в Сочи на постоянную работу комсомольского работника ВАХОЛЬДЕРА с заданием принять участие в террористическом акте, подготовляемом ГУТМАНОМ.

ВАХОЛЬДЕР работал ранее вместе с ГУТМАНОМ в Таганроге и был им обработан как троцкист. Затем ВАХОЛЬДЕР работал в Политотделе МТС в Воронежской области. После ликвидации политотделов ВАХОЛЬДЕР прибыл в Ростов в распоряжение Крайкома ВЛКСМ. Об этом узнал ГУТМАН, и мы договорились послать ВАХОЛЬДЕРА для работы в Сочи.

Зная от ГУТМАНА о троцкистских настроениях ВАХОЛЬДЕРА, я имел с ним специальную беседу. В этой беседе я по заданию ГОГОБЕРИДЗЕ и ВАРДАНИАНА изложил ВАХОЛЬДЕРУ цели его посылки в Сочи. В 1936 г. в Крайкоме ВЛКСМ был поднят вопрос об отозвании ВАХОЛЬДЕРА из Сочи. Однако секретарь Сочинского Горкома ВКП(б) ЛАПИДУС стал настаивать на его оставлении, и я его поддержал в этом.

Вопрос: А какое отношение ЛАПИДУС имел к ВАХОЛЬДЕРУ?

Ответ: Я вам не сказал, что ЛАПИДУС после своего приезда в Ростов был привлечен КАРПОВЫМ в троцкистскую организацию. При помощи КАРПОВА ЛАПИДУС был направлен на работу в Сочи и вел там работу по подготовке убийства СТАЛИНА, которое не удалось осуществить ГУТМАНУ.

Вопрос: Какими связями ВАХОЛЬДЕР располагал в Сочи?

Ответ: Мне известно со слов ВАХОЛЬДЕРА, что он привлек в организацию одного из работников Сочинского Горкома ВЛКСМ (фамилии не помню), разоблаченного впоследствии как троцкиста.

Вопрос: Что вам еще известно о террористической работе, которая велась троцкистами в Ростове?

Ответ: 2-го мая 1935 года на квартире начальника ж<елезной> д<ороги> Якова ЛИВШИЦА я присутствовал при обсуждении вопроса о подготовке террористического акта над СТАЛИНЫМ во время его проезда по железной дороге.

На этом совещании ЛИВШИЦ указывал на сложность подготовки террористического акта и говорил, что убийство СТАЛИНА во время его проезда по железной дороге можно осуществить только при условии, если на центральных узловых станциях будут существовать боевые террористические группы, способные быстро по первому сигналу организовать покушение.

Вопрос: Кто участвовал в этом совещании на квартире ЛИВШИЦА?

Ответ: В обсуждении этого вопроса участвовали: я – ЕРОФИЦКИЙ, ГОГОБЕРИДЗЕ, ФРУМКИНА, ОВЧИННИКОВ [1], жена ЛИВШИЦА и АМАТУНИ – начальник политотдела дороги.

Вопрос: Вы показали, что 2-го мая 1935 г. на квартире ЛИВШИЦА при обсуждении вопроса о террористическом акте над СТАЛИНЫМ присутствовали жена ЛИВШИЦА и АМАТУНИ. Какое отношение они имели к троцкистской организация в Ростове?

Ответ: Жена ЛИВШИЦА неоднократно присутствовала на наших контрреволюционных сборищах и считалась своим человеком, полностью посвященным в дела троцкистской организации. Что касается АМАТУНИ, то после совещания на квартире, о котором я показывал, я спрашивал ГОГОБЕРИДЗЕ, какое отношение АМАТУНИ имеет к троцкистской организации. ГОГОБЕРИДЗЕ мне сообщил, что АМАТУНИ “наш человек”, но ему нужно подальше держаться от нас, так как этого требует дело.

Я должен к этому добавить, что со слов КОЛОКОЛКИНА, связанного с АМАТУНИ, мне было известно о его работе по созданию террористических групп на железной дороге, и что одна террористическая группа была создана на станции Тихорецкая.

Кроме того, КОЛОКОЛКИН рассказывал мне, ГОГОБЕРИДЗЕ, РЫБАКОВУ, ФРУМКИНОЙ и КАПЛИНСКОМУ у себя на квартире в Ростове, что он во время своей поездки последней за границу установил связь с группой МАСЛОВА – РУТ-ФИШЕР. Он говорил, что присутствовал на одном из совещаний этой группы в Берлине. По словам КОЛОКОЛКИНА, группа МАСЛОВА – РУТ-ФИШЕР связана с ТРОЦКИМ и по его заданию ведет работу по подготовке террористического акта над СТАЛИНЫМ в Советском Союзе.

В заключение КОЛОКОЛКИН сообщил, что перед троцкистами в Советском Союзе ТРОЦКИЙ ставит задачу форсировать подготовку террористических актов над руководителями ВКП(б).

Вопрос: Кого из комсомольцев вы привлекли к работе троцкистской организации?

Ответ: К этому вопросу я и хотел сейчас перейти. По заданию организации я должен был, используя свое положение секретаря крайкома ВЛКСМ, вести работу по разложению комсомольских организаций края и привлекать к террористической борьбе враждебные элементы из среды комсомольцев. Этой. работе троцкистская организация в Ростове придавала большое значение.

ГОГОБЕРИДЗЕ прямо ставил вопрос, что успешность подрывной работы против партии в большой степени зависит от того, насколько мы сумеем проникнуть в комсомол и развернуть там работу. ГОГОБЕРИДЗЕ говорил мне, что нужные нам кадры боевиков для выполнения террористических актов, так как авантюризм и романтизм всегда были свойственны молодежи, и именно молодежь легче всего толкнуть на “жертвенность” [2]. Он говорил: “В террористической борьбе нам без жертв не обойтись. На жертвенность более способна молодежь. Да и нам это политически выгодно, так как это позволяет нам оставаться в тени”.

Другая задача, которую ставили перед собой участники организации, – это политическое разложение комсомольских организаций, что должно было привести к ослаблению партийного влияния на молодежь. “Если будут сброшены комсомолом кандалы партийного влияния, то молодежный барометр покажет бурю”, – заявлял неоднократно в беседах ГОГОБЕРИДЗЕ.

Эти установки организации я и осуществлял в своей практической работе. В 1935 и 1936 г.г. я завербовал ряд троцкистски настроенных комсомольских работников и продвигал их на руководящую комсомольскую работу. Я считал, что только путем подбора своих людей в руководящем комсомольском аппарате можно добиться существенных результатов.

В начале 1936 года я в троцкистскую организацию в Ростове завербовал САФОНОВА, которого знал с 1933 г., когда он работал помполитом по комсомолу в Красноармейской МТС. Настроен он был антипартийно. Кроме этого, САФОНОВ был обязан мне своим выдвижением, так как по поему настоянию он был направлен в Краснодар секретарем Горкома ВЛКСМ. Используя это, я решил его завербовать в троцкистскую организацию и поставить как участника организации но главе Горкома ВЛКСМ в Ростове.

Вызвав САФОНОВА для предварительных переговоров, я имел с ним интимную беседу, во время которой сообщил о существовании в Ростове троцкистской организации и предложил принять участие в ее деятельности. САФОНОВ дал свое согласие. После этого в начале 1936 г. и состоялось его выдвижение секретарем Ростовского Горкома ВЛКСМ.

БОРОДУЛИНА я завербовал в организацию в 1935 г. В 1933 году он был снят с работы секретаря Новороссийского Горкома ВЛКСМ за притупление бдительности. В 1936 г. он выезжал как инструктор Крайкома комсомола в командировку в Краснодар, где на бюро Горкома защищал двух комсомольцев, разоблаченных как троцкистов. Там же он сам выступил с троцкистскими утверждениями по вопросу построения социализма в одной стране. Я все это замял и продолжал держать его в аппарате Крайкома комсомола, рассчитывая в дальнейшем привлечь его к работе организации.

Вскоре после этого я имел с БОРОДУЛИНЫМ откровенную беседу, в которой в начале в осторожной форме стал говорить о зажиме живой творческой мысли молодежи и доказывать, что в первые годы революции политическая жизнь комсомола была более активна и политическая роль его шире. Говорил, что система политического воспитания в комсомоле убивает всякую пытливость ума и самостоятельность мысли. Я утверждал, что борьба за повышение бдительности в комсомоле приводит к тому, что молодежь боится критически мыслить.

Видя его сочувственное отношение к моим словам, я в дальнейших беседах продолжал обработку БОРОДУЛИНА. Примерно в мае месяце 1935 года в одной из бесед я сообщил ему о существовании в Ростове троцкистской организации и предложил принять участие в ее деятельности, указав, что участниками организации являются многие руководящие работники партийного аппарата края.

В середине 1935 года, когда стал вопрос о необходимости снятия секретаря Новочеркасского Горкома ВЛКСМ ЩЕРБИНЫ, я на его место выдвинул БОРОДУЛИНА и связал его с ФЕДИНЫМ. В дальнейшем по работе в троцкистской организации он был связан с ФЕДИНЫМ, а затем с ШЕЙНИНЫМ.

Точно так же я завербовал в организацию ФЕЙГЕЛЕВИЧА – секретаря Шахтинского Горкома ВЛКСМ, До марта месяца 1936 года он работал в Крайкоме комсомола заместителем заведующего отделом рабочей молодежи. Мое сближение с ним началось на бытовой почве. Мы часто выпивали вместе.

В начале 1935 г. я рассказал ФЕЙГЕЛЕВИЧУ о своем участии в троцкистской организации. ФЕЙГЕЛЕВИЧ также изъявил согласие участвовать в работе организации, заявив, что за дело организации он готов пожертвовать жизнью.

В марте 1936 года я направил ФЕЙГЕЛЕВИЧА в Шахты секретарем горкома ВЛКСМ с заданием связаться с ЛЮБАРСКИМ и под его руководством вести работу по созданию молодежных групп организации, политическому разложению комсомольских организаций и вербовке лиц, способных принять участие в террористических актах.

Примерно в это же время мною был завербован КИШКОВАРОВ, работавший инструктором Крайкома ВЛКСМ. Когда стал вопрос о снятии комсомольского руководства в Сталинском районе г. Ростова, скомпрометировавшего себя пьянками, ГОГОБЕРИДЗЕ обратился ко мне с просьбой дать ему “своего человека”, на которого он мог бы полностью положиться и опереться в своей троцкистской работе по Ростсельмашу. По договоренности с САФОНОВЫМ я выдвинул секретарем Крайкома комсомола КИШКОВАРОВА.

Кроне этих лиц в 1935 году в организацию мною был завербован бывш<ий> секретарь Майкопского Горкома ВЛКСМ ДОРОХОВ. Я его знал еще по работе в Грозном в 1933 году. В 1934 году ДОРОХОВ приехал в Ростов, и я послал его вначале секретарем Белоглинского Райкома ВЛКСМ, а затем выдвинул секретарем Майкопского горкома ВЛКСМ. С ним у меня вначале установились близкие личные отношения, которые я использовал для привлечения его в организацию.

Встречаясь с ним во время приезда в Ростов и моих поездок в Майкоп, я осторожно прощупывал его настроения. Близкое знакомство с ДОРОХОВЫМ меня убедило, что он политически недостаточно устойчив и может быть привлечен к работе в троцкистской организации.

В конце 1935 г. в один из его приездов в Ростове я осторожно рассказал ему о своей троцкистской деятельности, о целях организации и предложил принять участие в ее работе. В его согласии я не сомневался и оказался прав. После этого дал ему задание создать троцкистскую группу из молодежи. Никакой активности по этой линии ДОРОХОВ в Майкопе не проявил. В мае 1936 года он был отозван из Майкопа, и я решил его использовать в аппарате Крайкома комсомола.

В июне 1936 года я завербовал в организацию ТАНАЕВА и направил его в Новороссийск секретарем Горкома ВЛКСМ с заданием вести разложенческую работу в Новороссийской комсомольской организации.

Незадолго перед своим арестом я завербовал в организацию бывш<его> секретаря Орловского Райкома ВЛКСМ ГУРЕВИЧА, которого я, однако, не успел привлечь к практической работе, намечая использовать его в интересах организации в аппарате Крайкома комсомола.

Я прошу сегодня прекратить допрос и вызвать меня завтра для продолжения показаний.

 

Записано с моих слов верно и мною лично прочитано.

 

ЕРОФИЦКИЙ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

ПОМ. НАЧ. УНКВД по АЧК
КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: КАГАН

 

ПОМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛА УГБ
СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: ШАЛАВИН.

 

Верно:

 

СТАРШИЙ ИНСПЕКТОР 8 ОТДЕЛА ГУГБ –
ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: Голанский (ГОЛАНСКИЙ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 280, Л. 69-85.


[1] В тексте ошибочно – “Овчинникова”.

[2] Так в тексте.