Спецсообщение Л.М. Заковского А.А. Жданову с приложением протокола допроса К.Н. Лукницкого

 

[Штамп: ОСОБАЯ ПАПКА]

[Штамп: ПОДЛЕЖИТ ВОЗВРАТУ. ИНДЕКС 544

29 дек<абря> 1936

Ленинградский ОК и ГК ВКП(б)

Особый сектор]

 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК И ЛЕНОБКОМА ВКП(б) –

т. ЖДАНОВУ

Смольный.

 

Направляю копию протокола допроса обвиняемого ЛУКНИЦКОГО Кирилла Николаевича от 28/XII-36 г. о встречах с РАДЕКОМ в феврале 1935 г. и БУХАРИНЫМ в феврале 1936 г.

РАДЕК и БУХАРИН, как показывает ЛУКНИЦКИЙ, во время этих встреч высказывали резкую озлобленность к руководству ВКП(б) и прямые террористические настроения.

Предыдущие показания ЛУКНИЦКОГО направлены Вам 6/XII-36 г. за № 126859.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ: Копия протокола допроса ЛУКНИЦКОГО от 28/XII-36 г.

 

НАЧ. УПРАВЛЕНИЯ НКВД ЛО
КОМИССАР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ I-ГО РАНГА: Заковский (ЗАКОВСКИЙ)

 

29 декабря 1936 г.

127031

Ленинград

 

РАЗОСЛАНО:         т. ЕЖОВУ

                                    т. ЖДАНОВУ

                                    т. АГРАНОВУ

                                    т. КУРСКОМУ

                                    т. БЕРМАН<У>

 

[Резолюция А. Жданова: Читал. А. Жданов]

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 264, Л. 127.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

от 28 декабря 1936 г.

обвин<яемый> ЛУКНИЦКИЙ, Кирилл Николаевич.

 

ВОПРОС: На допросе 5-го декабря 1936 г. Вы показали, что БУХАРИН и РАДЕК в разное время высказывали террористические настроения в отношении руководителей ВКП(б). Что именно говорили Вам БУХАРИН и РАДЕК, когда и где это происходило?

ОТВЕТ: С РАДЕКОМ у меня была беседа в феврале 1935 г. на квартире РАДЕКА в доме правительства в Москве. Я приехал из Ленинграда и сообщил РАДЕКУ, что после убийства С.М. КИРОВА очень много народа, в особенности троцкистов, выслано из Ленинграда. При этом я сказал, что был всегда против всякого рода “острых действий”, и что убийство КИРОВА лишний раз подтверждает это не только с принципиальной точки зрения, но и с чисто практической: слишком велики жертвы из-за выстрела НИКОЛАЕВА. На это РАДЕК мне ответил примерно следующее: “Да, после 1-го декабря последовало настоящее 24-е августа 1572 г. (Варфоломеевская ночь), и много “гугенотов” перебито. Но, сказал далее РАДЕК, на войне, как на войне. Когда идет борьба, не приходится считаться ни со средствами, ни с жертвами. Репрессии после убийства КИРОВА лишний раз подтверждают тиранию руководителей ВКП(б). Но, как известно из истории, тираны редко умирают своею смертью. Тирания вызывает справедливое возмущение масс. И поэтому неизбежно за первым ударом последуют дальнейшие”.

С БУХАРИНЫМ у меня происходила беседа в феврале или апреле 1936 года в его служебном кабинете в редакции “Известий” (Москва, Пушкинская пл.). В этой беседе БУХАРИН Н.И. высказывал резкую враждебность к партийному руководству и в особенности к СТАЛИНУ.

БУХАРИН сказал следующее: “СТАЛИН – фанатичный диктатор, занятый собственным величием, для возвеличивания себя он не жалеет ни сил, ни средств”.

Далее БУХАРИН говорил еще в более резких тонах о СТАЛИНЕ и закончил примерно следующим образом: “СТАЛИН исходит из принципа: “государство – это я” (Людовик XIV), ни с кем не считаясь, самодержавно распоряжается партией и страною. Пока СТАЛИН у власти, страна наша не будет свободной”.

ВОПРОС: В связи с чем БУХАРИН в беседе с Вами сделал столь гнусный контрреволюционный выпад против тов. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Разговаривая с БУХАРИНЫМ, я ему сказал, что не могу в Ленинграде устроиться на научную работу. Не поможет ли БУХАРИН устроиться где-нибудь вне Ленинграда? Может быть, в каком-нибудь отделении Академии Наук? БУХАРИН на это ответил, что он последнее время к Академии Наук имеет весьма отдаленное отношение и здесь ничем помочь не может.

Тогда я спросил: а в институте Экономики Академии Наук? Его как будто будет возглавлять академик СТРУМИЛИН? БУХАРИН ответил, что “нет, это будет царство САВЕЛЬЕВЫХ”, и дальше он сказал, что САВЕЛЬЕВ именно потому так ценится, что он бездарный человек, ни на что не способный, что умные люди опасны на высоких постах. И в связи с этим сделал контрреволюционный выпад против СТАЛИНА, который, мол, боится ставить на высокие посты умных людей, ибо им не доверяет, боится с их стороны подвоха и т.д., т.е. все то, что я указал выше.

ВОПРОС: Когда же состоялась эта беседа с БУХАРИНЫМ – в феврале или апреле 1936 года?

ОТВЕТ: Беседа была в один из моих двух приездов в Москву в начале 1936 года. Я приехал в феврале и в апреле. Сейчас я восстанавливаю в памяти, что это было в конце февраля.

ВОПРОС: Кто присутствовал при Вашем разговоре с БУХАРИНЫМ?

ОТВЕТ: Беседа была наедине.

ВОПРОС: Вы показали, что разговор с БУХАРИНЫМ происходил в его служебном кабинете в редакции “Известий”. Зачем Вы были у БУХАРИНА в кабинете?

ОТВЕТ: Я пришел к БУХАРИНУ для того, чтобы вести переговоры относительно отъезда моего из Ленинграда, где я не мог получить научную работу, и рассчитывал на то, что Бухарин поможет мне получить работу вне Ленинграда. БУХАРИН ранее мне обещал поддержку или хотя бы совет, поэтому я рассчитывал на содействие БУХАРИНА в этот раз.

ВОПРОС: Когда еще РАДЕК и БУХАРИН высказывали Вам враждебное отношение к руководству ВКП(б)?

ОТВЕТ: Других разговоров с БУХАРИНЫМ и РАДЕКОМ о руководстве ВКП(б) не было. –

 

ЛУКНИЦКИЙ. –

 

Показание с моих слов записано верно, мною лично прочитаны, в чем и расписываюсь –

 

ЛУКНИЦКИЙ.

 

НАЧ. УНКВД ЛО –
КОМИССАР ГБ 1 РАНГА (ЗАКОВСКИЙ)

 

НАЧ. 4 ОТДЕЛА
МАЙОР ГБ: (КОРКИН)

 

ОПЕРУПОЛНОМОЧ. 4 ОТД, 1 ОТ-НИЯ
МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГБ: (ГОЛУБЕВ).

 

С подлинным верно:

 

СЕКРЕТАРЬ 4 ОТД.
СЕРЖАНТ ГБ: Дзеговский (ДЗЕГОВСКИЙ).

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 264, Л. 128-131.