Протокол допроса В.И. Козырева

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

КОЗЫРЕВА Василия Ивановича от 13 марта 1935 г.

 

КОЗЫРЕВ В.И., 1899 г<ода> рождения, урож<енец> дер. Поярково, Михайловского р<айо>на, Московской области, из крестьян-середняков, член ВКП(б) с 1919 г., русский, гр<аждани>н СССР, слушатель 4-го курса Военно-Химической академии им. тов. Ворошилова, в РККА с 1919 г., жена Елена Ефимовна, 27 лет, беспартийная, служащая.

 

Вопрос: В протоколе допроса от 25-го февраля Вы показали, что передавали клевету на т. СТАЛИНА ЧЕРНЯВСКОМУ Михаилу Кондратьевичу – сотруднику Разведупра. Когда и где это было?

Ответ: Клевету на СТАЛИНА я передавал ЧЕРНЯВСКОМУ дважды. Первый раз это было осенью 1934 г., точно месяца не могу припомнить, – ЧЕРНЯВСКИЙ был у меня на квартире. Я передавал ЧЕРНЯВСКОМУ о том, что АЛЛИЛУЕВА умерла не естественной смертью. Моя жена в этот момент вышла на кухню; помню такую деталь: она на кухне ставила чай.

Второй случай имел место в январе 1935 г. ЧЕРНЯВСКИЙ пришел ко мне на квартиру, и я ему рассказал в клеветническом духе о якобы имевшем место браке СТАЛИНА с дочерью КАГАНОВИЧА [1]. При этом присутствовала моя жена – Елена Ефимовна, которая об этой истории знала еще раньше со слов ДОРОШИНА.

Вопрос: Вы скрыли от следствия, что ДОРОШИН передавал Вам клеветнические сведения о тов. СТАЛИНЕ помимо показанных Вами в протоколах допроса. Предлагаю сообщить – какие это были клеветнические сведения и когда он их Вам передавал?

Ответ: ДОРОШИН передал мне клевету о том, что СТАЛИН проявляет бесчеловечное отношение к своему сыну, с которым он якобы отказался совместно проживать [2]. Эту клевету ДОРОШИН передавал мне в 1933 году у себя на квартире в Кремле, когда я пришел к нему в гости. 

Вопрос: Какую еще клевету распространял ДОРОШИН?

Ответ: Он передавал мне клевету о разложении БУБНОВА и БУДЕННОГО, указывая на то, что они вновь вступили в брак с женщинами из артистического мира.

Вопрос: Передавал ли ДОРОШИН клевету на т. СТАЛИНА другим лицам помимо Вас?

Ответ: Да. Мне известен такой случай, когда ДОРОШИН передал клевету о неестественной смерти АЛЛИЛУЕВОЙ своему приятелю ГУСЕВУ. Это было осенью 1933 года на квартире у ДОРОШИНА; я, ДОРОШИН и ГУСЕВ вели общий разговор, когда ДОРОШИН передал эту клевету.

 

Записано с моих слов верно и мною прочитано:

 

КОЗЫРЕВ.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД – ДМИТРИЕВ.

 

Верно: Уполн. Уемов

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 195-196.


[1] Видимо, это одно из самых ранних официально зафиксированных упоминаний мифической “третьей жены” Сталина “Розы Каганович”.

[2] С.И. Аллилуева в книге “Двадцать писем к другу” вспоминала: “Старший брат мой Яша был моложе мамы только на семь лет. Она очень нежно к нему относилась, заботилась о нем, утешала его в первом неудачном браке, когда родилась дочка и вскоре умерла. Мама очень огорчалась и старалась сделать жизнь Яши возможно более сносной, но это было вряд ли возможно, так как отец был недоволен его переездом в Москву (на этом настоял дядя Алеша Сванидзе), недоволен его первой женитьбой, его учебой, его характером – словом, всем. Должно быть, на маму произвела очень тягостное впечатление попытка Яши покончить с собой. Доведенный до отчаяния отношением отца, совсем не помогавшего ему, Яша выстрелил в себя у нас в кухне, на квартире в Кремле. Он, к счастью, только ранил себя, – пуля прошла навылет. Но отец нашел в этом повод для насмешек: “Ха, не попал!” – любил он поиздеваться. Мама была потрясена. … Дедушка и бабушка опекали его как могли, и он уехал потом в Ленинград и жил там на квартире у дедушки, Сергея Яковлевича”.