Протокол допроса Т.И. Глебовой

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГЛЕБОВОЙ, Татьяны Ивановны, от 11 марта 1935 года.

 

ГЛЕБОВА Т.И., 1895 г<ода> рождения, член группкома писателей, быв<ший> чл<ен> ВКП(б) с 1923 г. по январь 1935 г., исключена из ВКП(б) за потерю партийной бдительности и защиту контрреволюционера КАМЕНЕВА.
Отец ИСГЕЙМ Иоган Петрович, до революции служащий аптеки, до 1920 г. в сов<етских> учреждениях, в 1920 г. умер.
Муж Л.Б. КАМЕНЕВ осужден Военной Коллегией Верхсуда к 5 г<одам> концлагеря по делу убийства т. КИРОВА.
Первый муж АФРЕМОВ Михаил Федорович, быв<ший> студент из семьи московских домовладельцев, умер в 1917 г.
Сын ГЛЕБОВ-АФРЕМОВ Игорь Михайлович, 21 г<од>, в Москве на  заводе “Светлана”, конструктор, исключен из чл<енов> ВЛКСМ в декабре 1934 г. за выступление на собрании с защитой КАМЕНЕВА. Сын Владимир Львович КАМЕНЕВ 6 лет.

 

ВОПРОС: Назовите лиц, с которыми Л.Б. КАМЕНЕВ поддерживал близкие отношения со времени возвращения из минусинской ссылки.

ОТВЕТ: К числу таких лиц я отношу Г.Е. ЗИНОВЬЕВА и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<А> – брата КАМЕНЕВА.

ВОПРОС: С кем еще встречался КАМЕНЕВ кроме названных Вами лиц?

ОТВЕТ: У КАМЕНЕВА бывали сотрудники издательства “Академия” и института Русской литературы в Ленинграде. Это были чисто деловые связи. КАМЕНЕВ часть своего времени проводил на квартире Ольги Давыдовны КАМЕНЕВОЙ, где у него происходили часто свои деловые заседания, встречи с отдельными людьми, но с кем именно, я не знаю. Мне известно, что Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД там также встречался с КАМЕНЕВЫМ.

ВОПРОС: Какие политические настроения были у Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬДА?

ОТВЕТ: Настроения его характеризуются озлобленностью, что объясняется, во-первых, неудачами в личной жизни, во-вторых, обидой за положение брата – Л.Б. КАМЕНЕВА. 

ВОПРОС: Против кого были направлены эти настроения озлобленности у Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬДА?

ОТВЕТ: Эти настроения его определяются тем, что он не советский человек. Он всегда был оторван от советской действительности.

ВОПРОС: Дайте более точное определение его политических настроений.

ОТВЕТ: Затрудняюсь это сделать ввиду того, что он при мне не высказывал никаких политических взглядов.

ВОПРОС: Это неверно. Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД передавал Вам и КАМЕНЕВУ контрреволюционный пасквиль (рисунок), направленный против тов. СТАЛИНА.

ОТВЕТ: Да. такой контрреволюционный пасквиль, направленный против тов. СТАЛИНА и всего руководства ВКП(б) был действительно вручен КАМЕНЕВУ.

ВОПРОС:  Этот контрреволюционный рисунок отражал настроения РОЗЕНФЕЛЬДА?

ОТВЕТ: Да, этот рисунок отражал контрреволюционные настроения РОЗЕНФЕЛЬД<А>.

ВОПРОС: А Ваши и КАМЕНЕВА настроения он (рисунок) отражал?

ОТВЕТ: Контрреволюционные настроения КАМЕНЕВА – несомненно. Что же касается меня, то я тогда не придавала этому рисунку значения.

ВОПРОС: А когда Вам стал ясен контрреволюционный смысл этого пасквиля?

ОТВЕТ: Контрреволюционный смысл этого пасквиля был мне ясен и тогда.

ВОПРОС: Если Вам было ясно тогда контрреволюционное существо этого пасквиля, почему же Вы этот пасквиль вывесили на стене Вашей квартиры?

ОТВЕТ: Я категорически отрицаю, что этот пасквиль был вывешен на стене нашей квартиры. Допускаю, что он мог быть выставлен на столе в кабинете КАМЕНЕВА.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД показал, что этот контрреволюционный рисунок висел на стене Вашей квартиры до середины 1934 года.

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: Вы уклоняетесь от ответа на вопрос. Предлагаем дать правдивый ответ.

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: Какие взаимоотношения существовали между КАМЕНЕВЫМ и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<ОМ>?

ОТВЕТ: Отношения между ними существовали дружеские. Л.Б. КАМЕНЕВ для РОЗЕНФЕЛЬДА был абсолютным авторитетом. Кроме того, РОЗЕНФЕЛЬД материально зависел от КАМЕНЕВА.

ВОПРОС: Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД разделял политические позиции КАМЕНЕВА?

ОТВЕТ: Да, он разделял политические позиции КАМЕНЕВА.

ВОПРОС: Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД показал, что он не только разделял политические взгляды КАМЕНЕВА, но, будучи тесно связан с КАМЕНЕВЫМ, принимал участие в его работе. Что Вы можете об этом показать?

ОТВЕТ: Да, Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД, будучи тесно связан с КАМЕНЕВЫМ, действительно вел контрреволюционную работу, подтверждением чему является известный мне контрреволюционный пасквиль.

ВОПРОС: Как Вы можете характеризовать политические взгляды КАМЕНЕВА после возвращения его из Минусинска в 1933-34 г.г.?

ОТВЕТ: Я считала, что КАМЕНЕВ под впечатлением огромных сдвигов социалистического строительства и непосредственного соприкосновения с новой колхозной деревней резко изменил свои убеждения и приблизился к партии. Однако я наблюдала, что у него было ущемлено самолюбие на той почве, что он был отстранен от руководящей работы.

ВОПРОС: Какие настроения были у КАМЕНЕВА на почве ущемленного самолюбия?

ОТВЕТ: Настроения эти проявлялись раньше всего в том, что он не порвал связи с ЗИНОВЬЕВЫМ.

ВОПРОС: На чем была основана связь его с ЗИНОВЬЕВЫМ?

ОТВЕТ: Эта связь КАМЕНЕВА с ЗИНОВЬЕВЫМ была основана на всей прошлой совместной их борьбе против партии и на том скрытом недовольстве против партийного руководства, которое у КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА оставалось.

ВОПРОС: Расскажите, что Вам было известно о совместной контрреволюционной деятельности КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА вплоть до их ареста?

ОТВЕТ: Категорически это отрицаю, так как и КАМЕНЕВ, и ЗИНОВЬЕВ держали себя передо мной так, что я думала, что они порвали со своим прошлым.

ВОПРОС: Вы пытаетесь запутать следствие. Вы только что показали, что связь КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА была основана на их совместной борьбе против партии и оставшемся у них недовольстве партийным руководством. Вы не могли не понимать, что эти люди, неоднократно предававшие партию и боровшиеся с партией, не ограничиваются одними настроениями и ведут контрреволюционную работу против партии. 

ОТВЕТ: Мой предыдущий ответ основан на том, что следствие по делу убийства КИРОВА показало, что в основе связи КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА продолжала оставаться совместная контрреволюционная деятельность, но они ее передо мной прикрывали личной дружбой. 

ВОПРОС: Вы увиливаете от ранее данного Вами ответа следствию в целях сокрытия своего соучастия в контрреволюционной деятельности КАМЕНЕВА. Вы как близкий КАМЕНЕВУ человек не могли не знать, что он был двурушником и предателем в партии и не порвал с контрреволюционной зиновьевской организацией вплоть до его ареста. Предлагаем дать правдивый ответ.

ОТВЕТ: Мое отношение к КАМЕНЕВУ, конечно, должно вызывать самые тяжкие подозрения, но я заявляю, что не знала о контрреволюционной деятельности ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА за период после возвращения из Минусинска.

ВОПРОС: Как видно из Вашего последнего ответа, Вы были осведомлены о нелегальной контрреволюционной деятельности КАМЕНЕВА за период до ссылки его в Минусинск?

ОТВЕТ: В период до XV съезда ВКП(б), когда я находилась в Италии [1], и некоторое время после возвращения оттуда, до контрреволюционной троцкистско-зиновьевской демонстрации в октябре 1927 г., – я разделала взгляды КАМЕНЕВА. Об этом я заявляла на чистке партии. Только моя болезнь помешала мне принять активной участие в фракционной борьбе против партии.

После XV съезда о борьбе КАМЕНЕВА против партии мне не было известно. Правда, у меня были подозрения, что КАМЕНЕВ и ЗИНОВЬЕВ продолжают нелегальную работу против партии, так как я наблюдала частые наезды зиновьевцев на дачу, где жили КАМЕНЕВ и ЗИНОВЬЕВ.

ВОПРОС: Сообщили ли Вы партийным органам о своих подозрениях?

ОТВЕТ: Нет, не сообщила.

ВОПРОС: Чем Вы можете объяснить, что, будучи членом ВКП(б) и зная об активной роли КАМЕНЕВА в борьбе с партией, Вы не выполнили своего элементарного долга перед партией и не приняли никаких мер в связи с имевшимися у Вас подозрениями?

ОТВЕТ: Объясняется это тем, что личное доверие к КАМЕНЕВУ оказалось выше чувства моего партийного долга.

ВОПРОС: Это не соответствует действительности. Следствие располагает данными о том, что Вы знали и разделяли контрреволюционные убеждения КАМЕНЕВА вплоть до последнего времени.

ОТВЕТ: Категорически отрицаю это.

ВОПРОС: Вы снова говорите неправду. Из показаний КАМЕНЕВА на следствии и на суде по делу убийства тов. КИРОВА видно, что он до момента ссылки в Минусинск, т.е. до конца 1932 года, открыто проявлял озлобление и контрреволюционные настроения против партруководства и особенно тов. СТАЛИНА, чего Вы не могли не знать. 

ОТВЕТ: Да, признаю, что озлобленные контрреволюционные разговоры и выпады против руководства партии и тов. СТАЛИНА действительно имели место со стороны КАМЕНЕВА в период до конца 1932 года. Однако я не реагировала на эти выпады и настроения, как подобает члену партии, а ограничилась резкой отповедью лично самому КАМЕНЕВУ.

ВОПРОС: Вы признаете, что знали о контрреволюционных настроениях КАМЕНЕВА до конца 1932 года? Расскажите, что Вам известно о его контрреволюционной деятельности?

ОТВЕТ: Систематически собиравшиеся на даче КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА – СТЭНБАКАЕВЕВДОКИМОВФЕДОРОВГОРШЕНИН и др<угие> лица, фамилий которых не помню, – обсуждали в контрреволюционном духе мероприятия и политику партии и советской власти, расценивая отдельные затруднения в стране как результат неправильного руководства партии и тов. СТАЛИНА. Достижения партии замалчивались ими или извращались. На этих сборищах постоянно делались контрреволюционные злобные выпады против руководства ВКП(б) и особенно тов. СТАЛИНА.

Это продолжалось до конца 1932 года.

ВОПРОС:  Признаете ли Вы, что культивирование злобы против руководителей партии и тов. СТАЛИНА перерастало у КАМЕНЕВА и др<угих> названных Вами лиц в террористические намерения?

ОТВЕТ: Да, признаю. Это подтверждается фактом убийства зиновьевцами тов. КИРОВА.

ВОПРОС: Из Ваших показаний видно, что Вы знали о контрреволюционной деятельности КАМЕНЕВА, ЗИНОВЬЕВА и др<угих> до конца 1932 г. Признаете ли Вы, что Вы скрывали это от партии, т.к. были двурушником, предателем в рядах партии и соучастником контрреволюционной деятельности КАМЕНЕВА и др<угих>?

ОТВЕТ: Да, признаю, что мое поведение в отношении партии было двурушническим и предательским, что я этим способствовала к.-р. деятельности КАМЕНЕВА и др<угих>.

ВОПРОС: Что Вы можете показать о контрреволюционной деятельности КАМЕНЕВА после возвращения его из Минусинска?

ОТВЕТ: После возвращения из Минусинска КАМЕНЕВ вел себя при мне, как человек, порвавший со своими прошлыми преступлениями, убежденный невиданным размахом социалистического строительства в правильности генеральной линии руководства партии и ее вождя тов. СТАЛИНА. Об этом говорят выступления КАМЕНЕВА в печати, на XVII съезде ВКП(б) и отдельные устные его высказывания.

ВОПРОС: КАМЕНЕВ показал на следствии и суде по делу убийства тов. КИРОВА, что его выступления были двурушническими. Поэтому Ваша ссылка на них несущественна. Вы знали об их двурушническом характере.

ОТВЕТ: Я об этом не знала.

ВОПРОС: Это неверно. Вы сегодня показали, что у КАМЕНЕВА было ущемлено самолюбие на почве того, что он был устранен от руководящей работы. Какие настроения были у него в связи с этим?

ОТВЕТ: Отсутствие руководящей политической работы очень тяготило КАМЕНЕВА, и он возлагал надежды на то, что в конечном счете СТАЛИН привлечет его к руководящей работе.

ВОПРОС: Это не соответствует действительности. Зачитываю Вам показания Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬДА от 5/III-с<его> г<ода>:

“КАМЕНЕВ в беседе со мной указывал на безвыходность своего положения. Своей работой он никак не мог быть удовлетворен. КАМЕНЕВ утверждал, что пока СТАЛИН у руководства, он и ЗИНОВЬЕВ обречены на политическое прозябание. И ЗИНОВЬЕВ, и КАМЕНЕВ в моем присутствии на даче в Ильинском говорили о безнадежности своего положения и проявляли злобу по отношению к СТАЛИНУ”.

Оба они подхватывали всякие слушки о существующих якобы в ЦК разногласиях, вечно иронизировали над СТАЛИНЫМ. Подчеркнутая изоляция от партийной и советской общественности, разговоры о том, что “они” провалятся, “у них” неприятности, – являлись следствием неприкрытой вражды к партии и в первую очередь к СТАЛИНУ.

ОТВЕТ: Это говорил ЗИНОВЬЕВ, т.к. такие настроения неоднократно сквозили у ЗИНОВЬЕВА, особенно после снятия его с работы в “Большевике”. КАМЕНЕВ при мне этого не говорил. 

ВОПРОС: Вы снова говорите неправду. Тот же Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД показал, что Вы как близкий Л.Б. КАМЕНЕВУ человек не могли не знать его контрреволюционных и террористических настроений вплоть до последнего времени, что Вы не только не рвали с КАМЕНЕВЫМ и не приняли надлежащих мер как член партии, но что никогда не высказывались против его контрреволюционных убеждений и намерений. 

Предлагаем дать правдивый ответ о Вашей роли в контрреволюционной деятельности КАМЕНЕВА и др<угих>.

ОТВЕТ: За период после возвращения КАМЕНЕВА из Минусинска мне о его контрреволюционной и террористической деятельности ничего не известно.

ВОПРОС: Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД показал на следствии, что он намеревался совместно с другими террористами убить тов. СТАЛИНА, что это его намерение вытекало из утверждения КАМЕНЕВА, что только устранение тов. СТАЛИНА может вернуть его к политической жизни, и что Вы были в курсе этих настроений КАМЕНЕВА. Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Нет, не признаю.

ВОПРОС: Вы снова увиливаете от правдивых ответов следствию. Расскажите, какую контрреволюционную клевету Вы передавали Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<У> по поводу судебного процесса над КАМЕНЕВЫМ, ЗИНОВЬЕВЫМ и др<угими>?

ОТВЕТ: Клеветы о процессе я РОЗЕНФЕЛЬДУ не передавала.

ВОПРОС: Вы обманываете следствие. Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД показал следующее: “Вскоре после приговора суда в отношении КАМЕНЕВА у меня был разговор с ГЛЕБОВОЙ на ее квартире. Она высказала мне свое недовольство поведением КАМЕНЕВА на следствии и суде, сказала, что он оказался мягкотелым, что он не должен был давать тех показаний, которые он давал, так как это его политически скомпрометировало. Оценивая судебный процесс над КАМЕНЕВЫМ и др<угими>, ГЛЕБОВА сравнивала его с событиями 30 июня в фашистской Германии”. Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Я все это отрицаю.

ВОПРОС: Вы в начале сегодняшнего допроса отрицали какую бы то ни было свою осведомленность о к.-р. намерениях и деятельности КАМЕНЕВА и его единомышленников. Затем Вы признали, что Вы были двурушником и предателем в партии и способствовали к.-р. деятельности КАМЕНЕВА и др<угих> до конца 1932 г.

Пытаясь обмануть следствие, Вы сами запутались.

Предлагаем еще раз откровенно рассказать все, что Вам известно о к.-р. деятельности и террористических намерениях КАМЕНЕВА после возвращения его из Минусинска и о Вашем участии в этой деятельности.

ОТВЕТ: Больше ничего показать не могу.

 

Записано с моих слов правильно, мною прочитано. 

 

ГЛЕБОВА.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ).

ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ: (ЛЮШКОВ).

 

Прошу дополнительно внести в протокол.

Вспоминаю, что вскоре после ареста КАМЕНЕВА по делу убийства тов. КИРОВА ко мне на квартиру зашла Ольга РАВИЧ, которая выражала тревогу за судьбу арестованных. Она высказывала опасение, что с ними расправятся, и приводила в пример события 30 июня в фашистской Германии. Я реагировала резко отрицательно на возможность сравнения положения в стране с фашистской Германией.

Допускаю, что я передала этот свой разговор с Ольгой РАВИЧ Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬДУ.

 

ГЛЕБОВА.

 

верно: Уполн. Уемов

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 100-110.


[1] Л.Б. Каменев был назначен полпредом СССР в Италии с 26 ноября 1926 г. и числился таковым по 7 января 1928 г.