Протокол допроса Н.А. Розенфельд

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА 

РОЗЕНФЕЛЬД Нины Александровны, от 14/II-35 г.

 

РОЗЕНФЕЛЬД Н.А., 1886 г. рождения, уроженка г. Тифлиса, армянка, гр<ажданка> СССР, дворянка, беспартийная, окончила гимназию в Тифлисе. Работала ст<аршим> библиотекарем Правительственной библиотеки в Кремле. Проживает: М. Никитская, 16, кв. 105.
Отец – ЕСАЕВ, умер в 1928 г., был инженером-путейцем, беспартийным, служил в Упр<авлении> Средне-Азиатской дороги. Мать – княжна БЕБУТОВА, также умерла. Брат – Константин Александрович, 45 лет, преподаватель Промышленной академии в Москве, беспартийный, б<ывший> офицер. Сын – РОЗЕНФЕЛЬД, Борис Николаевич, 1908 г. рождения, беспартийный, в 1927 г. исключен из членов ВЛКСМ как троцкист, инженер, работает в Московской теплоэлектроцентрали, арестован 31/1-с<его> г<ода> по тому же делу, что мать. Быв<ший> муж РОЗЕНФЕЛЬД – РОЗЕНФЕЛЬД, Николай Борисович (брат КАМЕНЕВА), беспартийный, художник, разошлась с ним в 1922 г. 

 

Вопрос: Из ряда вопросов, которые следствие Вам поставило на предыдущих допросах, для Вас должно быть ясно, что следствию известны все факты распространения Вами клеветы о руководстве ВКП(б).

Еще раз предлагаем рассказать следствию все Вам известное по этому вопросу?

Ответ: Я признаю, что участвовала в распространении провокационных слухов против руководства ВКП(б), в частности, после смерти Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ я рассказывала, кому – точно не помню, возможно, Е.К. МУХАНОВОЙ, – что АЛЛИЛУЕВА умерла не естественной смертью. 

Вопрос: Кто Вам передавал эту клевету?

Ответ: Не помню, кто. Я была в Ялте и там это слышала.

Вопрос: Вспомните, от кого Вы это слышали?

Ответ: От кого, не помню.

Вопрос: Кому Вы это передавали кроме МУХАНОВОЙ?

Ответ: По-моему, больше никому.

Вопрос: Следствию известно, что Вы эту клевету распространяли среди сотрудников правительственной библиотеки. Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: Я не помню, чтобы я кому-либо кроме МУХАНОВОЙ это рассказывала.

Вопрос: На прошлом допросе Вы показали, что разговоров с МУХАНОВОЙ о ЗИНОВЬЕВЕ и КАМЕНЕВЕ Вы не вели. Следствие вам тогда указало на то, что Вы показываете неправду, и предоставляет Вам возможность сейчас правдиво ответить на этот вопрос.

ОТВЕТ: Мои показания по этому вопросу от 12/II – не соответствуют действительности. На самом деле, я вела с МУХАНОВОЙ разговоры о ЗИНОВЬЕВЕ и КАМЕНЕВЕ, во время которых я ей говорила, что при Ленине оба они занимали руководящее положение в партии, а в данное время роль их сведена на нет.

Вопрос: А что Вы говорили о ЗИНОВЬЕВЕ и КАМЕНЕВЕ в связи с привлечением их к ответственности по делу убийства тов. КИРОВА?

Ответ: В разговорах с МУХАНОВОЙ и бывшим моим мужем РОЗЕНФЕЛЬДОМ я высказывала сомнение в действительной виновности ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА, осужденных военной Коллегией Верховного суда по делу убийства тов. КИРОВА.

Вопрос: МУХАНОВА показывает, что Вы ей говорили, что ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ имеют все данные находиться у руководства страной?

Ответ: Это чрезвычайно резкая постановка вопроса. Я действительно высказывала сомнение в виновности ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА, а из содержания разговора МУХАНОВА могла сделать выводы, о которых она показывает на следствии.

Вопрос: Даже из Ваших далеко не откровенных показаний очевидно, что Вы являетесь участницей цепи интриг, провокаций и клеветнических слухов в отношении руководства ВКП(б).

Расскажите, кто инспирировал эту гнусную клевету?

Ответ: Меня никто не инспирировал.

Вопрос: Тогда инспиратором всей этой цепи клеветы являетесь Вы?

Ответ: Я не думаю, чтобы я являлась главным инспиратором.

Ответ: Кто же главный инспиратор?

Ответ: Меня никто не инспирировал.

Вопрос: Ваши разноречивые объяснения следствию совершено ясно показывают, что Вы скрываете от следствия настоящих инспираторов и источников контрреволюционной клеветы.

Ответ: Я это отрицаю.

Вопрос: Когда Вы в последний раз виделись с Вашим бывшим мужем РОЗЕНФЕЛЬД<ОМ> Николаем Борисовичем?

Ответ: Недавно, незадолго до моего ареста.

Вопрос: Часто Вы с ним встречаетесь?

Ответ: Довольно часто.

Вопрос: Что Вам известно о политических настроениях Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<А>?

Ответ: Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД ранее сочувствовал троцкистско-зиновьевской оппозиции, но, я думаю, что в данное время он к ней отношения не имеет.

Вопрос: Ваш муж изготовляет и распространяет контрреволюционные рисунки, направленные против руководства партии и правительства. Вам это известно?

Ответ: Я знаю, что в прошлом у него такие рисунки были.

Вопрос: Он их вам лично показывал?

Ответ: Я не помню, видела их у него или он приносил ко мне, но отдельные рисунки я видела.

Вопрос: Что это за рисунки?

Ответ: Один из рисунков контрреволюционного содержания, на нем была какая-то надпись, содержание которой точно не помню.

Вопрос: Как широко распространялись эти рисунки?

Ответ: Я этого не знаю.

Вопрос: А Вы в Кремле эти рисунки не распространяли и никому не показывали?

Ответ: Нет, я их не распространяла, они у меня никогда в руках не были.

Вопрос: Вы только что показали, что эти рисунки были у Вас на квартире. Чем объяснить такое расхождение в ваших показаниях?

Ответ: Это надо понимать так, что они у меня никогда не оставались. 

Вопрос: Вы и здесь неискренны и пытаетесь смазать вопрос распространения контрреволюционных рисунков, по существу которого Вы достаточно осведомлены.

Ответ: Я больше по этому вопросу ничего не знаю.

 

Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ: (ЛЮШКОВ)

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: (КАГАН)

 

Верно: Уполн. Уемов

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 110-115.