Протокол допроса Л.И. Гасвиани

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГАСВИАНИ Лидии Илларионовны от 17-го января 1937 года.

 

ГАСВИАНИ Л.И., 1902 г<ода> рождения, быв<ший> член ВКП(б) с 1918 года, в 1927 г. исключалась из ВКП(б) за активное участие в к.-р. троцкистской деятельности, была восстановлена в ВКП(б) в 1929 г.
До ареста – зам<еститель> зав<едующего> Госиздатом Грузинской ССР.

 

Вопрос: Вы являлись до дня вашего ареста активной участницей контрреволюционной троцкистской организации.

Вы это признаете?

Ответ: Да, я признаю, что до июля месяца 1936 года, т.е. до дня моего ареста, я входила в состав грузинской троцкистской организации и вела активную борьбу с ВКП(б).

Вопрос: К какому вымени относится начало вашей контрреволюционной деятельности?

Ответ: Моя троцкистская деятельность началась в 1926 году с троцкистского выступления в ячейке 1 МГУ.

Летом этого же 1926 г. я познакомилась с ТРОЦКИМ у него на даче в Архангельском, куда меня привез и представил как троцкистку Борис ФУТОРЯН, который находился в близком личном общении с ТРОЦКИМ и был ему предан.

С этого времени вплоть до высылки ТРОЦКОГО в Алма-Ата я все время продолжала иметь с ним политическое и личное общение. Я бывала у ТРОЦКОГО несколько раз на даче, на дому, в Главконцесскоме и присутствовала на собраниях троцкистского актива под его руководством. Лично и политически ТРОЦКИЙ относился ко мне с полным доверием.

Последний раз я видела ТРОЦКОГО перед самой его высылкой в Алма-Ата у него дома, а затем принимала участие в демонстрации на вокзале, устроенной по директиве троцкистского центра в связи с высылкой ТРОЦКОГО.

Вопрос: С кем из руководителей троцкистской организации, кроме ТРОЦКОГО, вы были связаны и общались?

Ответ: Кроме ТРОЦКОГО я близко общалась с РАДЕКОМ, СМИЛГОЙ, РАКОВСКИМ, СЕРЕБРЯКОВЫМ, МРАЧКОВСКИМ и др<угими>. Из грузин-троцкистов я хорошо знала Котэ ЦИНЦАДЗЕ и Сергея КАВТАРАДЗЕ.

Со всеми этими людьми я близко сталкивалась и вела под их руководством активную троцкистскую работу.

Я пропагандировала троцкистскую платформу, выступала на собраниях, вербовала людей в организацию и принимала участие в нелегальных троцкистских сборищах. В основном эту работу я проводила в Замоскворецком районе. Всей организационной работой троцкистского подполья тогда руководили И.Н. СМИРНОВ и Сергей МРАЧКОВСКИЙ, с которыми я поддерживала связь и от которых получала указания и литературу.

Затем я принимала участие в троцкистской демонстрации 7-го ноября 1927 г. и, как я показала выше, в демонстрации по поводу высылки ТРОЦКОГО, происходившей в начале 1928 года.

В конце 1928 года я перешла на нелегальное положение и скрывалась в Москве вплоть до февраля 1929 года, когда я по поручению троцкистского центра ездила в Грузно с порученном грузинской организация установить связь с ТРОЦКИМ, тогда уже находившимся в Турции.

Отправившись в Тифлис, я предварительно заехала к Котэ ЦИНЦАДЗЕ, находившемуся в ссылке в Бахчисарае.

ЦИНЦАДЗЕ мне рассказал, что грузинский центр во главе с ТАЛАКВАДЗЕ связь с ТРОЦКИМ организовать может.

Он указал, что это нужно будет сделать через троцкистов Аджарии, и используя контрабандистские связи с Турцией. Приехав в Тифлис, я через Кэто ДУМБАДЗЕ связалась с ТАЛАКВАДЗЕ и передала ему поручение Московского центра и ЦИНЦАДЗЕ. Через некоторое время грузинский центр через ТАЛАКВАДЗЕ передал мне, что он связь с ТРОЦКИМ установить берется, но для этого потребуется денежная помощь со стороны Москвы. Насколько я помню, тогда называлась сумма в 10.000 рублей.

С этим, а также с информацией о работе грузинского троцкистского подполья я уехала. Удалось ли грузинскому центру установить связь с ТРОЦКИМ – я не знаю.

По возвращении в Москву, исходя из директив СЕРЕБРЯКОВА, которые он давал мне и Котэ ЦИНЦАДЗЕ, в 1928 году я подала заявление об отходе от троцкизма. Это мое заявление, как и аналогичные заявления всех известных мне троцкистов, было тактическим, и “отход” наш являлся маневром, направленным для сохранения себя в рядах партии.

Вопрос: О каких директивах СЕРЕБРЯКОВА вы говорите?

Ответ: В 1928 году я и Котэ ЦИНЦАДЗЕ приехали к СЕРЕБРЯКОВУ, находившемуся тогда в Гаграх, специально для обсуждения вопросов дальнейшей троцкистской работы.

СЕРЕБРЯКОВ убеждал нас тогда в необходимости сманеврировать и вернуться в партию, мотивируя это тем, что надо вернуть в партию троцкистски кадры для развертывания в “лучше времена” троцкистской работы. В этой связи наиболее характерной фигурой из известных мне троцкистов, вернувшихся в партию по тактическим соображениям, является Сергей КАВТАРАДЗЕ.

Будучи в ссылке, КАВТАРАДЗЕ занимал крайне резкую и непримиримую позицию по отношению к партии. Таким же последовательным и непримиримым троцкистом КАВТАРАДЗЕ вернулся и из ссылки.

В первую же встречу с ним у меня дома в Москве в 1931 году КАВТАРАДЗЕ заявил мне, что троцкисты были во всем правы, что, хотя нас организационно разбили, но борьба еще не окончена, что на данном этапе надо переждать и войти в партию, ибо другого выхода сейчас нет.

Наряду с этим, он давал исключительно резко-враждебную характеристику линии партии в области индустриализации и коллективизации и в очень озлобленном тоне говорил о СТАЛИНЕ.

Для всех троцкистов, с которыми я сталкивалась в Москве и Грузии в период 1929-33 г.г., общим являлось сохранение в неприкосновенности всего троцкистского арсенала.

В этом я убедилась из многочисленных бесед с троцкистами, которые происходили у меня с ними или с глазу на глаз или во время троцкистских сборищ, бывших нередким явлением в период с 1930 г. вплоть до моего отъезда в Грузию в 1933 году.

Вопрос: Когда, где и в каком составе происходили эти троцкистские сборища?

Ответ: Я помню несколько таких сборищ, происходивших в 1930 г. у ПРЕОБРАЖЕНСКОГО, на которых присутствовали КАВТАРАДЗЕ, я – ГАСВИАНИ, АЛЛАВЕРДОВА и БАБАЯН.

На этих сборищах ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ давал троцкистскую оценку политике партии, говорил, что в борьбе с троцкизмом партия была неправа и т.д.

Значительно чаще я бывала на троцкистских сборищах у СМИЛГИ, имевших место в течение 1930, 1931 и начала 1932 г.

Из участников этих сборищ и людей, близких СМИЛГЕ, вспоминаю КАПИТОНОВА, БОГДАНОВА, ВЕРЖБЛОВСКОГО, КОЗЛОВСКОГО Чесика, КОЗЛОВСКУЮ Янину [1], ДРОЗДОВА Андрея, Яна ПОЛУЯНА, Инну ЛАШЕВИЧ, ВИЛЕНСКУЮ.

Характер разговоров был тот же, троцкистский, что и у ПРЕОБРАЖЕНСКОГО, но в более резком тоне. Тон этот давал СМИЛГА, обвинивший руководство партии и СТАЛИНА в “гибельной” политике, ведущей страну к краху.

Систематические сборища троцкистов и частично зиновьевцев происходили вплоть до начала 1933 г. на квартире у ХЛЫНОВОЙ Лидии Исаевны. Постоянными посетителями ее квартиры были: СЕРЕБРЯКОВ, ЗОРИН, ВОРОНСКИЙ, КАВТАРАДЗЕ, МДИВАНИ, ГЕССЕН Сергей [2], ВУЙОВИЧ, АЛЛАВЕРДОВА, БУДЗИНСКАЯ, Е. ФУТОРЯН, А. БАБАЯН, СОЛОВЬЕВ В.И. и П. КАГАНОВИЧ. И здесь велись весьма “откровенные” разговоры. Издевательски и злобно говорили о парт-руководстве и о СТАЛИНЕ в первую очередь. Особенно резко и озлобленно говорил ВОРОНСКИЙ и ЗОРИН. При встрече нового 1933 года Буду МДИВАНИ произнес тост примерно следующего содержания: “Мы все собрались здесь – люди, крепко связанные друг с другом, единомышленники. Правда, нас здорово потрепали, побили, но унынию не должно быть места, больше бодрости и веры в будущее”.

Все эти сборища троцкистов “накачивали” присутствовавших злобой по отношению к партии и ее руководству и готовили почву к возобновлению активной агрессивной троцкистской работы, которая и началась в 1933 году в грузинской троцкистской организации, участницей которой я являлась до дня моего ареста.

Вопрос: Что вам известно о деятельности этой организации?

Ответ: Грузинская троцкистская организация в соответствии с директивами всесоюзного троцкистского центра вела подготовку террористических актов над руководителями ВКП(б) и осуществляла подрывную работу в народном хозяйстве Грузии.

Эта агрессивная деятельность грузинской троцкистской организации началась в 1933 году, т.е. со времени получения ею директив всесоюзного троцкистского центра о переходе к террористическим методам борьбы с ВКП(б) и об осуществлении вредительской диверсионной деятельности в народном хозяйстве Грузии.

Вопрос: Кем были переданы грузинской организации эти директивы?

Ответ: Террористическая директива и директива о переходе к вредительству грузинской организации были переданы мною. Не исключая, однако, что эти директивы одновременно или немного раньше стали известны некоторым руководителям организация и помимо меня.

Вопрос: От кого эти директивы стали вам известны?

Ответ: Директивы ТРОЦКОГО о переходе в борьбе с ВКП(б) к террору и вредительству мне сообщил член центра грузинской троцкистской организация КАВТАРАДЗЕ Сергей.

Вопрос: Когда и где это было?

Ответ: В 1933 году перед моим отъездом из Москвы на постоянную работу в Грузию КАВТАРАДЗЕ С., придя ко мне на квартиру по Сретенке, д. 27, сообщил мне для передачи грузинской троцкистской организации о полученных от ТРОЦКОГО установках на террор как на единственную возможность устранения руководства ВКП(б) и прежде всего СТАЛИНА.

Тогда же КАВТАРАДЗЕ сообщил мне и директиву о переходе к вредительско-диверсионной деятельности. Он мотивировал это тем, что нельзя далее допускать укрепления авторитета и влияния партийного руководства в связи с успехами хозяйственного строительства.

Вопрос: Каким путем эти директивы ТРОЦКОГО стали известны КАВТАРАДЗЕ?

Ответ: Их сообщил ему СЕРЕБРЯКОВ, с которым КАВТАРАДЗЕ в этот период времени встречался.

Вопрос: Как вы лично отнеслись к этим директивам?

Ответ: Эти директивы не явились для меня, как и для других грузинских троцкистов, неожиданностью. Еще в период 1925-27 г. грузинские троцкисты выделялись своей острой непримиримостью к ВКП(б) и агрессивностью своих намерений.

В этой связи я вспоминаю, как ТРОЦКИЙ в одном из разговоров со мною о качествах грузинских троцкистов сказал мне: “Молодцы грузины, верный, надежный и решительный народ”.

В таком агрессивном духе нас воспитывал руководитель грузинского троцкизма Котэ ЦИНЦАДЗЕ. Грузинскому троцкистскому активу хорошо известны террористические установки ЦИНЦАДЗЕ и его указания по организации эксов для добывания средств на нужды троцкистской деятельности.

Как я уже показала, мне в 1927-28 г.г. приходилось по троцкистскому подполью сталкиваться с Сергеем МРАЧКОВСКИМ.

Его настроения тогда были неприкрыто террористическими. Он “учил” нас, что “в политике не надо брезгать никакими средствами”.

Такие настроения были не только у МРАЧКОВСКОГО. Их разделяло большое количество троцкистской молодежи.

Таким образом, террористические и вредительские директивы, которые были мне сообщены КАВТАРАДЗЕ, не были для меня неожиданными и были мною безоговорочно приняты.

Вопрос: Почему именно вам была поручена передача этих директив грузинской организации?

Ответ: КАВТАРАДЗЕ не случайно возложил на меня это поручение. На протяжении ряда лет, с 1927 года, я выполняла функции связистки между грузинской троцкистской организацией и руководящими троцкистами в Москве. В годы 1931-1933 я была близко связана с РАДЕКОМ, СМИЛГОЙ и КАВТАРАДЗЕ. Мои неоднократные ежегодные поездки в Грузию использовывались ими для связи с грузинским троцкистским подпольем и для взаимной информации.

Естественно поэтому, что моя близкая связь с грузинскими троцкистами и доверие, которым я у них пользовалась, послужили основанием к тому, чтобы возложить на меня передачу этих директив.

Вопрос: Кому персонально по приезде в Грузию вы передали директивы, сообщенные вам Сергеем КАВТАРАДЗЕ?

Ответ: Тогда же, перед моим отъездом в Грузию, КАВТАРАДЗЕ сообщил мне, что центр грузинской троцкистской организации определился в следующем составе: МДИВАНИ Буду, он – КАВТАРАДЗЕ, ЧИХЛАДЗЕ Семен, ОКУДЖАВА Миша, КИКНАДЗЕ Нико и КАЛАНДАДЗЕ Бено. Как людей, близко стоящих к центру, КАВТАРАДЗЕ мне тогда назвал КАЛАНДАДЗЕ Федора, ТУМАНОВА Сандро и АКИРТАВА.

Так как с Семеном ЧИХЛАДЗЕ я была наиболее близко связана, поскольку он мне и КАВТАРАДЗЕ был известен как троцкист, чрезвычайно агрессивно и злобно настроенный, решено было, что директивы я передам ему.

Это и было сделано мною по приезде в Тбилиси в 1933 году.

Вопрос: Кто из участников организации, кроме уже названных вами лиц, вам еще известен?

Ответ: Помимо уже перечисленных мною троцкистов мне известны следующие участники организации:

1. МАТИТАЙШВИЛИ Герман – директор Консервтреста, старый троцкист;

2. ГОРДЕЛАДЗЕ Котэ – зам<еститель> председателя Академии Наук, скрытый троцкист;

3. КВИРКВЕЛИЯ Бесо – ректор одного из институтов в Тбилиси, скрытый троцкист;

4. ВАШАДЗЕ Галактион – на хозяйственной работе, скрытый троцкист;

5. МОДЕБАДЗЕ Карп – руководитель Марганцевого объединения, скрытый троцкист.

6. ГОГИТИШВИЛИ – зав<едующий> библиотечным отделом Наркомпроса Грузии, скрытый троцкист;

7. ТАЛАКВАДЗЕ Севастий – председатель Книжной Палаты, старый троцкист;

8. ДЗИГРАШВИЛИ [3]– зав<едующий> ОНО одного из районов Грузинской ССР, старый троцкист;

9. ПАПАВА – работал в Госплане Груз<инской> ССР, старый троцкист;

10. ЦИВЦИВАДЗЕ Васико – на хозяйственной работе, старый троцкист;

11. КИКНАДЗЕ Гиго – директор завода, одного из заводов, не помню, какого, старый троцкист;

12. ЭЛБАКИДЗЕ Вано – хозяйственник, скрытый троцкист;

13. КИКНАДЗЕ Миша – на хозяйственной работе, старый троцкист;

14. АЛЛАВЕРДОВА Леля – экономист, старая троцкистка.

15. ГЛОНТИ – зав<едующий> отделом кадров Наркомздрава Грузинской ССР, старый троцкист.

Вопрос: Вы назвали рад фамилий скрытых троцкистов. Откуда вам известно, что они являются скрытыми троцкистами?

Ответ: КВИРКВЕЛИЯ Бесо в 1927-29 г.г. жил в Москве на одной квартире с КАВТАРАДЗЕ и являлся близким другом последнего. КАВТАРАДЗЕ политически доверял КВИРКВЕЛИЯ и считал его “своим человеком”. Он, не стесняясь, в присутствии КВИРКВЕЛИЯ вел весьма откровенные троцкистские разговоры. Связь между КАВТАРАДЗЕ и КВИРКВЕЛИЯ продолжалась до самого последнего времени.

ВАШАДЗЕ Галактион также является близким человеком КАВТАРАДЗЕ. Я знаю, что тогда же, в 1927-29 г.г., ВАШАДЗЕ был частым гостем у КАВТАРАДЗЕ, который и с ним вел прямые троцкистские разговоры. Мне КАВТАРАДЗЕ характеризовал ВАШАДЗЕ как троцкиста, с которым можно откровенно разговаривать.

ГОРДЕЛАДЗЕ Котэ мне лично известен как скрытый троцкист. В 1933 году, приехав в Тбилиси, я в разговоре с ним о положении Советского Союза выступала как откровенная троцкистка. Он был целиком согласен с моими оценками.

В дальнейшем, приезжая из Москвы, он меня информировал об отдельных фактах деятельности троцкистской организации в центре и, в частности, сообщал мне об арестах троцкистов. В начале 1936 года ГОРДЕЛАДЗЕ, приехав из Москвы, сообщил мне о том, что в Москве действует троцкистская террористическая организация, и что в связи с этим произведен ряд арестов.

Карп МОДЕБАДЗЕ как троцкист известен со слов КАВТАРАДЗЕ, с которым он был близко связан в течение ряда лет.

С ЭЛБАКИДЗЕ Вано я лично общалась близко в 1927-29 г.г. В разговорах со мной он не скрывал своих троцкистских взглядов. Он близко связан с КИКНАДЗЕ Нико.

Наконец, о ГОГИТИШВИЛИ как о скрытом троцкисте мне известно со слов ЧИХЛАДЗЕ и ряда других грузинских троцкистов.

Вопрос: Что вам известно о конкретной деятельности организации и об участии в ней всех перечисленных вами лиц?

Ответ: Прежде всего мне известно, что вся деятельность грузинской организации осуществлялась в тесном контакте и под руководством членов всесоюзного центра троцкистской организации СЕРЕБРЯКОВА и РАДЕКА.

Вопрос: Каким образом СЕРЕБРЯКОВ и РАДЕК осуществляли руководство грузинской троцкистской организацией?

Ответ: С СЕРЕБРЯКОВЫМ был связан лично Буду МДИВАНИ.

В 1935 году я встретилась с МДИВАНИ у нашего общего знакомого – руководителя грузинского Красного креста Арчила МИКАДЗЕ. Буду МДИВАНИ сообщил мне, что он поддерживает регулярную связь с СЕРЕБРЯКОВЫМ, который по решению всесоюзного центра осуществляет руководство работой грузинской организации.

РАДЕК поддерживал связь с Семеном ЧИХЛАДЗЕ через членов организации МАТИТАЙШВИЛИ и ГОРДЕЛАДЗЕ, часто ездивших в Москву и использовывавших свои поездки для встречи с РАДЕКОМ. Об этом мне известно от ЧИХЛАДЗЕ и непосредственно от МАТИТАЙШВИЛИ.

Мне известно, что с находившимся в Москве членом центра КАВТАРАДЗЕ С. Буду МДИВАНИ подчеркивает связь через членов организации, уже названных мною троцкистов КВИРКВЕЛИЯ И ВАШАДЗЕ.

Вопрос: Имела ли грузинская организация непосредственную связь с ТРОЦКИМ?

Ответ: Я не знала, имела ли организация связь непосредственно с ТРОЦКИМ, но мне известно, что член организации – скрытый троцкист Карп МОДЕБАДЗЕ, ездивший часто за границу по делам Марганцевого объединения, руководителем которого он являлся, использовывал свои поездки для связей с заграничном троцкистским центром и привозил от него информационные и директивные материалы.

Вопрос: Откуда это вам известно?

Ответ: Дважды об этом мне говорил КАВТАРАДЗЕ в Москве до 1933 г. и в последний раз в июле 1936 г. в Тбилиси. В эту последнюю мою с ним встречу в кафе на ул. Руставели КАВТАРАДЗЕ сообщил мне, что МОДЕБАДЗЕ, будучи недавно за границей, имел там встречи с представителем заграничного троцкистского центра и с кем-то из крупных грузинских меньшевиков. Фамилий ни того, ни другого КАВТАРАДЗЕ мне не назвал.

Вопрос: Что вам известно о вредительской деятельности организации?

Ответ: Конкретная вредительская деятельность организации мне неизвестна. Однако от Семена ЧИХЛАДЗЕ я знаю, что вредительская и диверсионная деятельность осуществлялась теми участниками организации, которые ведут хозяйственную работу на отдельных участках народного хозяйства.

ЧИХЛАДЗЕ в 1936 году, будучи у меня в служебном кабинете в Госиздате Грузии, мне называл состав вредительско-диверсионной группы, работавшей под руководством члена центра КИКНАДЗЕ Нико. В эту группу входят: 1) ЦИВЦИВАДЗЕ Васико, 2) КИКНАДЗЕ Гиго, 3) ЭЛБАКИДЗЕ Вано, 4) КАЛАНДАДЗЕ Бено, 5)    КИКНАДЗЕ Миша.

Что конкретно было сделано этой группой, повторяю, мне неизвестно.

Вопрос: Что еще вам известно о деятельности организации?

Ответ: Я выше уже показала, что организация вела подготовку террористических актов над руководителями ВКП(б).

Руководящую и организационную роль в террористической деятельности организации осуществлял Семен ЧИХЛАДЗЕ. От него мне известно, что он со своей группой подготовлял террористические акты над СТАЛИНЫМ во время его приезда в Грузию и над секретарем Заккрайкома Л. БЕРИЯ. Об этом ЧИХЛАДЗЕ мне сообщил в 1934 году у меня дома.

В террористическую группу ЧИХЛАДЗЕ входили участники организации: 1. ГОГИТИШВИЛИ, 2. ТАЛАКВАДЗЕ Севастий, 3. ДЗИГРАШВИЛИ, 4. ГЛОНТИ, 5. ПАПАВА, 6. АЛЛАВЕРДОВА Леля.

К группе ЧИХЛАДЗЕ принадлежала и я – ГАСВИАНИ.

Вопрос: Какую конкретную работу по подготовке террористических актов вела организация?

Ответ: ЧИХЛАДЗЕ вел работу крайне конспиративно и о террористической деятельности говорил неохотно.

От него мне известно лишь, что он организует террористическую группу, и ее персональный состав. О том, как распределены функции среди участников группы, а также все ли они должны были быть использованы в качестве конкретных исполнителей терактов, ЧИХЛАДЗЕ мне не говорил. Я также допускаю, что ЧИХЛАДЗЕ назвал мне не всех участников своей группы.

Несмотря на то, что я входила в его группу, он многое от меня конспирировал и подробностей мне не рассказывал.

Поэтому ничего больше о террористической деятельности организации я не знаю.

Вопрос: Что еще вам известно о контрреволюционной деятельности организации?

Ответ: Мне известно также, что центр грузинской троцкистской организации ставил перед собой задачу отделения Грузии от СССР, создания т<ак> н<азываемого> “независимого” национального грузинского государства и в связи с этим вел работу по заключению на этой базе соглашения с грузинскими меньшевиками и националистами о совместной борьбе с сов<етским> правительством.

Вопрос: Сообщите подробнее, что вы знаете об этой деятельности организации?

Ответ: Еще в 1933 и 1934 г.г. при встречах со мною МДИВАНИ и КАВТАРАДЗЕ говорили о необходимости внести ясность в вопрос о перспективах Грузии в связи с приближающимся военным нападением Германии и Японии на СССР. Они оба сходились на том, что поранение СССР в этом столкновении неизбежно и что в результате этого неизбежны и территориальные потери Сов<етского> Союза. Поэтому они считали необходимым уже теперь обеспечить будущее Грузии с тем, чтобы заранее решить вопрос о создании такого грузинского государства, которое занимало бы главенствующее положение в Закавказье.

Это, собственно говоря, была старая национал-уклонистская позиция МДИВАНИ и КАВТАРАДЗЕ, принявшая сейчас наиболее крайние формы.

Подчеркивая актуальность этого вопроса, МДИВАНИ и КАВТАРАДЗЕ пришли к выводу, что решающее воздействие в осуществлении этих задач может оказать Англия, издавна заинтересованная в Закавказье. МДИВАНИ и КАВТАРАДЗЕ не сомневались, что взамен на предоставление англичанам экономических преимуществ в области добычи нефти, марганца, цветных металлов и т.п. – при прямей поддержке Англии можно будет обеспечить Грузии ее доминирующее положение в Закавказье за счет интересов Армении и Азербайджана, на территории которых Англия будет господствовать и управлять с помощью и руками нового грузинского правительства.

МДИВАНИ и КАВТАРАДЗЕ при этом говорили, что они не заблуждаются насчет того, что протекторат Англии над Грузией не принесет грузинскому народу ничего хорошего с точки зрения его материального положения.

“Английские концессионеры и промышленники, – говорил МДИВАНИ, – постараются выжать из Грузии все, что они сумеют. А то, что англичане это делать умеют, известно всем.

Но грузинский народ ленив, и это будет ему только полезно. Наш грузинский крестьянин с помощью англичан научится по-настоящему работать и потом скажет спасибо несмотря на то, что в процессе этого обучения он и попробует на своей спине английский хлыст”, – закончил МДИВАНИ.

МДИВАНИ вернулся к этому вопросу в 1935 году во время уже упомянутой мною встречи с ним у МИКАДЗЕ на квартире.

Еще раз изложив свою точку зрения о господстве Грузии в Закавказье, МДИВАНИ заявил мне, что он считает, что для скорейшей реализации стоящих перед нами задач необходимо объединение всех национальных сил в борьбе с партией и правительством, и что он уже достиг на этой почве соглашения с грузинскими меньшевиками и буржуазно-националистическими элементами.

Вопрос: С кем персонально вел МДИВАНИ переговоры о заключении соглашения?

Ответ: Этого МДИВАНИ мне не сообщал, но я знал, что он был близко связан с крупным меньшевиком КАРЦЕВАДЗЕ и находился в весьма тесной связи с ярко выраженным националистом – членом компартии ДЖИКИЯ Володей.

Вопрос: Кто такой ДЖИКИЯ?

Ответ: ДЖИКИЯ в свое время, будучи Наркомвоеном Грузии, являлся одним из наиболее агрессивно настроенных националистов и считал, что грузинские национал-уклонисты должны вести решительную и непримиримую борьбу за вывод из Грузии Красной армии и ни в коем случае “не сдавать власти”.

Этот ДЖИКИЯ до самого последнего времени был тесно связан с кругами грузинской буржуазно-националистической интеллигенции.

Наиболее крайний грузинский националист фашистского толка писатель ГАМСАХУРДИЯ в беседе со мною восторженно отзывался о ДЖИКИЯ. Он говорил: “ДЖИКИЯ настоящий грузинский патриот и националист, вот какие вожди нам нужны”.

ГАМСАХУРДИЯ говорил мне, что он часто встречается с ДЖИКИЯ, и что по вопросу о Грузии его взгляды полностью совпадают с взглядами ДЖИКИЯ. “У нас с ним нет никаких разногласий”, – говорил ГАМСАХУРДИЯ. От него же мне известно, что ДЖИКИЯ пользуется большим авторитетом в среде грузинских буржуазно-националистических элементов, которые, имея, в частности, в виду личные волевые качества ДЖИКИЯ, видели в нем своего будущего вождя.

Вопрос: Что вам известно о переговорах МДИВАНИ с представителями английского правительства?

Ответ: О переговорах МДИВАНИ с англичанами мне неизвестно.

 

Протокол записан с моих слов верно и мною прочитан.

 

Л. ГАСВИАНИ.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. 3 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД –
МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕН. БЕЗОПАСНОСТИ: ФРАДКИН.

 

ВЕРНО:

 

СТ. ИНСПЕКТОР 8 ОТДЕЛА ГУГБ –
ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕН. БЕЗОПАСНОСТИ: Голанский (ГОЛАНСКИЙ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 272, Л. 101-118.


[1] Речь идет о сыне Мечислава Юльевича Козловского Чеславе и либо о его сестре Янине Мечиславовне, либо о его жене Янине Вацлавовне Воровской-Козловской (дочери В.В. Воровского).   

[2] В тексте ошибочно – “Гассен”.

[3] Здесь и далее в тексте ошибочно – “Дзигарашвили”.