Протокол допроса И.К. Гогуа

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГОГУА, ИРИНЫ КАЛИСТРАТОВНЫ,

от 28-го марта 1935 года.

 

ГОГУА И.К. – 1904 г<ода> рожд<ения>, б<ес>п<артийная>, урож<енка> г. Иркутска, дочь известного меньшевика ГОГУА, неоднократно репрессировавшегося органами соввласти. Брат – КОЛЬБЕРГ в 1918 г. эмигрировал за границу, находится в Берлине. До ареста работала секретарем бюджетной комиссии ЦИК и секретарем ЦЕКОМСОДА [i] ЦИК СССР.  

 

Вопрос: С какого времени Вы работаете в ЦИКе?

Ответ: С марта месяца 1927 г.

Вопрос: По чьей рекомендации поступили на службу в ЦИК?

Ответ: По рекомендации А.С. ЕНУКИДЗЕ.

Вопрос: Откуда вас знает А.С. ЕНУКИДЗЕ?

Ответ: Он друг моих родителей и знает меня с детства. 

Вопрос: Кто Ваш отец?

Ответ: Калистрат Гогуа, профессионал-революционер, с<оциал->д<емократ> меньшевик. В данное время живет в Москве, без работы. 

Вопрос: Он репрессировался органами советской власти?

Ответ: Да. За к.-р. деятельность в меньшевистской Грузии он был арестован в 1921 г. Груз<инской> ЧК и находился в политизоляторах до 1926 г., сидел в Тифлисе (около 2-х лет), в Суздале и Ярославле. По выходе из Суздальского изолятора был сослан в Курск, где отбывал ссылку до 1932 г. В 1932 г. вернулся в Москву. В 1934 г. органами б<ывшего> ОГПУ в Москве был снова арестован, сидел около 2-х месяцев, после чего был освобожден.  

Вопрос: С кем Вы наиболее близко знакомы? 

Ответ: Мои<ми> знакомыми, с которыми я дружу и поддерживаю личные отношения, – являются: 

– МИХАЙЛОВСКАЯ Ольга Михайловна – дочь писателя ГАРИНА-МИХАЙЛОВСКОГО. Она нигде не служит. Наши родители знакомы по совместному проживанию в б<ывшем> Нижнем Новгороде в годы их молодости. С тех пор между семьями поддерживаются приятельские отношения, мы взаимно посещаем друг друга. 

Я в приятельских отношениях с женами сыновей профессора АВЕРБАХ<А>: Надеждой Яковлевной АВЕРБАХ – женой Иосифа Михайловича АВЕРБАХ<А>, доктора-глазника; Алевтиной Васильевной АВЕРБАХ – женой Михаила Михайловича АВЕРБАХ<А>, доктора-гинеколога. Мое знакомство возникло по совместной службе в ЦИКе с Н.Я. АВЕРБАХ. Через нее я сблизилась с обеими семьями. 

ОРЛОВА Злата Васильевна, жена ответственного работника Наркомата Связи – ОРЛОВА Виктора Алексеевича.

Дружу с Екатериной Павловной ПЕШКОВОЙ – б<ывшей> женой ГОРЬКОГО А.М., – ПЕШКОВА Ек. Пав. подруга моей матери еще со времени жизни в Горьком. Я бываю на ее квартире.

ФЕЙТ Андрей Андреевич – киноактер, и ФЕЙТ Николай Андреевич, его брат, инженер какого-то завода в Москве, – это мои друзья детства. Их я знала еще в Париже в 1910-12 г.г., когда мы были еще детьми. Они посещают мою квартиру.

БАРТОЛЬД, Анна Ивановна, дальняя родственница, нигде не работает, старый друг моих родителей. Она жила за границей в Финляндии. Ее муж работал в торгпредстве СССР. В 1928 г. я гостила у них в Гельсингфорсе. Бывает у меня также ее дочь Лидия Федоровна – домашняя хозяйка. 

Из сотрудников ЦИКа я поддерживаю наиболее близкие отношения с следующими лицами: 

КОЛПАКОВОЙ, Софьей Антоновной, – сотрудницей Стат<истического> отдела ЦИКа. Она бывает у меня. Муж ее работает где-то инженером. 

СВАНИДЗЕ, Мария Семеновна, переводчица иностранных языков при Секретаре ЦИК СССР. Мы взаимно посещаем друг друга.

МИНЕРВИНА, Любовь Николаевна, б<ывший> секретарь ЕНУКИДЗЕ, она моя приятельница.

СОТСКОВ, Владимир Константинович, б<ывший> зам<еститель> зав<едующего> секретариатом ЦИКа, с ним я сожительствовала, имею от него ребенка.

КЮСКЕ, Константин Владимирович, зам<еститель> зав<едующего> отделом снабжения ЦИКа.

Вопрос: С кем поддерживаете личные отношения из сотрудниц библиотеки ЦИКа? 

Ответ: Личные отношения поддерживаю с ИВАНОВОЙ, Евдокией Дмитриевной, она моя приятельница. Ее муж – секретарь СУЛИМОВА. Как старых сотрудниц ЦИКа – знаю СОКОЛОВУ – зав<едующую> библиотекой, ДАВЫДОВУ Зинаиду Ивановну, Эльзу ЭМСИН, РОЗЕНФЕЛЬД Нину и ЕГОРОВУ.  

Вопрос: Какие у Вас отношения с ДАВЫДОВОЙ и РОЗЕНФЕЛЬД

Ответ: Я уже сказала, что знаю их как старых сотрудниц ЦИКа. С ДАВЫДОВОЙ встречалась два раза в квартире МИНЕРВИНОЙ (они приятельницы) и однажды на несколько минут она забегала ко мне на квартиру посмотреть моего ребенка. С РОЗЕНФЕЛЬД Н. никаких личных отношений у меня нет.

Вопрос: Что Вам известно о лицах из аппарата Секретариата ЦИКа, занимающихся к.-р. деятельностью, распространяющих клевету против вождей партии и советского правительства?

Ответ: Ничего не могу сказать. Ничего не знаю. 

Вопрос: Вы говорите неправду. Вы скрываете этих людей, потому что Вы сами к.-р. настроенный человек и сами распространяли клевету о руководстве партии. 

Ответ: Никакой к.-р. клеветы я не слышала и сама не распространяла. 

Вопрос: Какую клевету Вы распространяли в связи со смертью тов. Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ?

Ответ: Я говорила, что Н.С. АЛЛИЛУЕВА застрелилась, а не умерла, как было напечатано в правительственном сообщении. 

Вопрос: Кто Вам передал эту к.-р. клевету?

Ответ: Об этом мне говорил Влад<имир> Конст<антинович> СОТСКОВ. Он еще сказал, что Надежда Сергеевна выстрелила себе в сердце.

Вопрос: Кто присутствовал при разговоре? 

Ответ: Никто, мы были вдвоем.

Вопрос: Кому Вы рассказали об этом?

Ответ: Я говорила о том, что Н.С. АЛЛИЛУЕВА застрелилась, с М.С. СВАНИДЗЕ и Л.Н. МИНЕРВИНОЙ. Но я не могу утверждать, что я им это сообщила, так как из наших разговоров вытекало, что они без меня осведомлены о том, что АЛЛИЛУЕВА застрелилась. 

Вопрос: Откуда они “осведомлялись”?

Ответ: Я не знаю. Они не сказали.

Вопрос: А Вы спросили?

Ответ: Нет.

Вопрос: Почему?

Ответ: Не нашла нужным.

Вопрос: Кому Вы еще рассказали об этом?

Ответ: Больше ни с кем не говорила.

Вопрос: Вы укрываете к.-р. элементы, распространяющие к.-р. клевету в связи со смертью Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ. Дайте правдивые показания, кто в аппарате ЦИКа распространял эту клевету? 

Ответ: Я не могу этого сказать. Все, что я знала, я показала.

Вопрос: Кто распространял к.-р. клевету в связи с убийством тов. КИРОВА?

Ответ: У меня был разговор об убийстве тов. КИРОВА с профессором КОТЛЯРЕВСКИМ, консультантом бюджетной комиссии, и ИОСИФОВЫМ Вас<илием> Андр<еевичем>, инспектором по делам ревизионной комиссии при ЦИКе, – это было на следующий день после убийства. Один из них высказывал свои предположения, что КИРОВ убит рукой иностранного шпиона, другой говорил, что КИРОВ убит НИКОЛАЕВЫМ по личным мотивам; кто из них говорил, что убийство КИРОВА произведено по личным мотивам, – сказать не могу, не помню. Я говорила, что отметаю всякие личные мотивы убийства.

Вопрос: Что Вы знаете о КОТЛЯРЕВСКОМ и ИОСИФОВЕ?

Ответ: Знаю, что КОТЛЯРЕВСКИЙ в прошлом был видным кадетом, а ИОСИФОВ мне известен только как сотрудник ЦИКа. 

Вопрос: Следствию известно о том, что Вы высказывали к.-р. настроения в связи с арестами Вашего отца? Что Вы можете показать по этому поводу?

Ответ: Никогда ничего против советской власти не говорила.

Вопрос: Предъявляю Вам показания ЕЛЬЧАНИНОВОЙ от 13/III. Она показала: “Машинистка Секретариата ЦИКа СКОЛКОВА мне говорила , что Ирина ГОГУА ругает советскую власть на чем свет стоит за то, что ее отца (известного меньшевика ГОГУА) неоднократно арестовывали органы ОГПУ”.

Ответ: Это неправда.

Вопрос: Что Вам известно о к.-р. деятельности МИНЕРВИНОЙ Л.Н.?

Ответ: Ничего. Я знаю, что ее отец – священник, что он арестовывался органами ОГПУ, но ничего другого компрометирующего МИНЕРВИНУ я не знаю. 

Вопрос: А как МИНЕРВИНА реагировала на аресты ее родственников?

Ответ: Я помню из ее разговоров, что она проси<ла> М.И. КАЛИНИНА об освобождении ее отца, чем кончились эти ходатайства – не знаю.   

Вопрос: Вы обвиняетесь в том, что вели к.-р. деятельность, выражавшуюся в к.-р. клевете против вождей партии и советского правительства и антисоветской агитации. Признаете ли Вы себя виновной в этом? 

Ответ: Нет, не признаю.

 

Протокол допроса прочла, записано с моих слов верно.

 

И. ГОГУА. [2]

 

Допросил:

 

ПОМ. НАЧ. 5 ОТД. СПО ГУГБ (ГОЛУБЕВ)

 

Верно: Уполн. Ефремов

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 110, Л. 25-31.


[1] Центральная комиссия содействия государственному кредиту и сберегательному делу при Президиуме ЦИК СССР.

[2] Много позже И.К. Гогуа так вспоминала свои допросы на Лубянке: “Привели меня на допрос… Колени у меня ходили ходуном, и руки тряслись, конечно. Когда меня ввели, я увидела огромного мужика рыжеволосого, с каким-то большим родимым красным пятном на щеке, с двумя ромбами, тогда еще были ромбы. Он представился: “Голубев”, и мне стало невероятно страшно. Вместе с тем я понимала, что я должна показать, что у меня есть характер, воля – не дай Бог, он заметит, что я волнуюсь. Я села на свои руки, чтоб он не видел, как они дрожат. И начался разговор, довольно крутой с ходу: тут и английская разведка, а главное, террористические настроения. Тут я не выдержала и сказала: “Господи, о чем вы говорите? Я восемь лет работаю в этом аппарате, восемь лет мимо меня ходят вожди всех рангов, говорят мне приятное и неприятное. Если бы я восемь лет ходила, начиненная динамитом, то уж, наверное, кого-нибудь взорвала”. Было несколько допросов, несколько ночей подряд. В последний раз, когда он крыл меня матом, кричал не своим голосом, я очень тихо ему сказала: “Гражданин Голубев, – между прочим я уже никогда никого из них не называла товарищами, просто удивительно. – Если вы думаете, что я в таком тоне буду разговаривать, то вы ошибаетесь. Я говорить в таком тоне не буду”. Тут раздался совершенно дикий вопль, моталась какая-то линейка надо мной, он крыл меня матом и орал. В это время в открытых дверях появился небольшого роста, ярко выраженный еврей, старше, с тремя ромбами, который внимательно смотрел на меня, на него и очень тихо сказал: “Алеша, ты что волнуешься?” А он кричал: “Эта кремлевская… требует, чтобы я разговаривал с ней на наркоминделовском диалекте”. Тот ему очень тихо: “Алеша, уже поздно, отправь”. Больше я от Голубева не слышала ни одного бранного слова. Мы действительно изощрялись в совершенно изысканном диалекте. В один из допросов он сказал: «Раз вы упорствуете, я вынужден изменить режим вашего сидения». И меня в ту же ночь перевели в одиночку…” (Червакова И. Песочные часы: История жизни Ирины Гогуа в восьми кассетах, письмах и комментариях // Дружба народов. – 1997. – № 4. – с. 59-104; № 5. – с. 75-119.). Три ромба в петлице в то время соответствовали должности зам. начальника отдела ГУГБ. Таким образом, можно предположить, что речь идет о заместителе начальника СПО Г.С. Люшкове.