Письмо Х.А. Лившиц И.В. Сталину

 

ВОЖДЮ НАРОДОВ, ВЕЛИКОМУ СТАЛИНУ.

 

Дорогой товарищ Сталин!

 

С чувством глубокого возмущения и негодования я узнала, что мой брат Лившиц Я.А. оказался изменником нашей великой социалистической родины. Я даже представить себе не могла, что он может оказаться таким негодяем и предателем. Считаю своим долгом, наш дорогой друг и учитель тов. Сталин, сообщить фамилии людей, которых я видела у Лившица во время моего посещения его на даче под Москвой.

1.. Первый раз я была 6 марта 1936 г. и я там застала следующих лиц:

1) Лаврентьев – быв<ший> секретарь Дальневосточного крайкома.

2) Постоловский – где работает, не знаю.

3) Фурер – быв<ший> Зав<едующий> Культпросветотделом МК ВКП(б), покончивший жизнь самоубийством.

4) Еще какой-то мужчина низкого роста, фамилии которого я не знаю.

2.. Второй раз я приехала 12 июля 1936 г. Когда я зашла, Лившиц сидел на веранде и беседовал с зам. наркомом НКВД Фриновским. При моем появлении разговор был прерван, и наступила минута молчания. Тогда Фриновский, чтобы прервать

это молчание, спросил: “Яша, разве у тебя есть сестра? Я так часто у тебя бываю и никогда ее не видел”, – а Лившиц ответил: “Да, есть такая”. После этого они тут же ушли. Я тогда не придала значения этому инциденту, так как не предполагала, что Лившиц окажется таким негодяем и предателем нашей Родины. Вообще, при мне ни о чем не говорили, но из нечаянно оброненных слов я узнала, что Лившиц и Фриновский собирались совершить совместную поездку на Дальний Восток. Я также тогда, ничего не подозревая, не придала значения этому, но теперь, слушая по радио и прочитав сегодня в газете обвинительное заключение, у меня закралась мысль – не с враждебной ли целью они собирались совершить эту поездку.

3.. Не зная и не подозревая Лившица в таких гнусных преступлениях, я попросила Лившица помочь мне в переводе мужа из Челябинска в Москву. На это он мне ответил: “Ладно, я попрошу моего хорошего друга Майорова – зам<естителя> председателя Центросоюза, он пошлет туда человека, а мужа твоего переведет в Москву”. Я это пишу для того, чтобы установить, на каких основах была эта “хорошая дружба” между Майоровым и Лившицем; не является ли Майоров неразоблаченным еще агентом злейшего врага народов, взбесившегося пса – фашиста Троцкого.

Тяжело мне, честной труженице, перенести такой позор, которым покрыл нашу семью негодяй и предатель Лившиц. Как могу я пройти мимо тех завоеваний, которые дал нам Октябрь, закрепленные Великими Сталинскими пятилетками и записанные в величайшем и чудеснейшем документе нашей эпохи – в Великой Сталинской Конституции, утвержденной на Чрезвычайном VIII Съезде Советов.

Для примера возьмем статью 122 о равноправии женщин. Где, в какой стране из нищей еврейской девочки я могла вырасти в самостоятельного работника – строителя социалистического государства? Где? В какой стране проявляется такая забота о матери и ребенке? И я это испытала лично на себе. Нигде, ни в какой стране этого нет.

Или статья 123 – о равноправии национальностей. Как могу я забыть, что право жительства в Киеве я получила только ценой крови погибшего во время империалистической войны в 1915 г. старшего брата, и что этого права жительства лишил меня Киевский градоначальник Горностаев накануне Февральской революции за то, что я, краснощекая, черненькая жидовочка, отказалась отнести хлеб на квартиру Горностаеву, взятый им у моего хозяина, где я работала.

Или статью 121 – право на образование. Хотя у меня было огромное желание и способности учиться, как нищая еврейка я учиться не могла и вынуждена была с 12 лет начать свою трудовую жизнь, а теперь мои два сына – Вова 15 лет и Фелик 9 лет – учатся за счет советского государства.

Только в нашей стране победившего социализма под руководством нашей партии и под непосредственным руководством гениальнейшего из людей великих – Ленина и Сталина, в результате проведения в жизнь сталинской национальной политики стала возможной счастливая и радостная жизнь для бывшей угнетенной национальности – евреев.

Как мог этот негодяй Лившиц забыть свое нищенское детство и безрадостную жизнь. Ему наша великая страна доверила власть, создала славу, счастливую зажиточную жизнь, наградила орденами, а он, негодяй, забыв обо всем этом, так нагло предал свою Великую Родину. Не может быть никакой пощады этому врагу народа!

Наш великий друг и учитель тов. Сталин! Даю обещание, что позор, нанесенный нашей семье моим братом – негодяем и предателем трудового народа – Лившицем, я, мой муж и мои дети смоем честным трудом на пользу нашей цветущей социалистической родины, а в случае надобности станем в первые шеренги защитников и готовы отдать свою жизнь на защиту нашей Родины.

Мы, патриоты нашей социалистической Родины, никому не позволим нарушить нашу счастливую, радостную жизнь.

Никакой пощады этим выродкам, политическим прохвостам! Да здравствует Всесоюзная Коммунистическая партия (б)! Да здравствует наш великий друг, наш учитель, наш отец – товарищ Сталин!

 

ЛИВШИЦ Х.А.

 

24.1.37 г.

 

Москва, Рождественка.

д. № 12, кв. 49.

 

Верно:

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 275, Л. 34-37.