Письмо Г.Я. Сокольникова в Политбюро ЦК ВКП(б) И.В. Сталину о показаниях Г.Е. Зиновьева

 

Членам ПБ.

 

Л. Каганович

Молотов

А. Микоян

А. Андреев

В. Чубарь

Я. Рудзутак                                                                           

23.Х.35 г.

 

В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)

тов. СТАЛИНУ.

 

Вернувшись из отпуска, я ознакомился с относящимся ко мне сообщением Зиновьева.

Верно в нем только то, что с Зиновьевым я не встречался. Остальное – путаница и несознательная или сознательная клевета, объясняющаяся сведением давних политических счетов.

Неверно, что я будто бы имел беседу с Каменевым в 1932 г. В действительности я отклонял все приглашения Каменева навестить его в 1932 г. Последний разговор с Каменевым, в котором затрагивались политические вопросы, был у меня на самом деле в первой половине 1931 года.

Абсолютный вымысел будто я давал при этом Каменеву “общую оценку положения”, да еще “архи-правую”. (Что это значит в устах Зиновьева?). Ни по одному мало-мальски существенному пункту партийной политики я не мог в этом время сказать что-либо расходящееся с линией и решениями партии по простой причине полного согласия с ними. Зиновьеву “запомнились слова” (чьи?), которые он, однако, не решается прямо назвать моими, и тем не менее двусмысленно пытается подбросить мне.

Наоборот, “правые” настроения в этой беседе я заметил у Каменева. Считая, что выслушивание его ставит меня в ложное положение, я решил прекратить с ним отношения, что и осуществил.

Чем подтверждается действительное мое отношение к партийным установкам в это время? Укажу на мое выступление на общем собрании лондонской парторганизации с разоблачением Преображенского, защищавшего принципы право-левацкого (Сырцовского) блока, на борьбу с попытками кружковой работы Преображенского.

Уже в 1927 году Зиновьев объявил меня “правым, работающим на Сталина” (за речь на Женевской экономической конференции). После моего отказа подписать платформу троцкистско-зиновьевской оппозиции и ухода из нее, Зиновьев заявил: “Надо объявить Сок<ольникова> крайним правым, чтобы помешать Сталину использовать его как рабочую силу”. Мне думается, что нынешние “воспоминания” Зиновьева окрашены в цвет его старой формулы.

 

Г. Сокольников.

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 461, Л. 133-134.