Письма Л.Д. Троцкого В.П. Ольбергу

 

30 января 1930 г.

 

Дорогой товарищ Ольберг!

 

Вы ставите в вашем письме ряд принципиальных вопросов, на которые отвечать следовало бы целыми трактатами. Но дело в том, что у оппозиции по этим вопросам немало уже написано в прошлом. Мне совершенно неизвестно, что вы из этого всего читали. Было бы очень хорошо, если б вы написали хоть немного о самом себе: давно ли в движении, где находились последние годы, какую читали оппозиционную литературу?

Должен вам сказать, что особенно поражает меня то, что вы говорите об англо-русском комитете: нельзя представить себе рассуждения, более противоречащего основам революционной классовой тактики и всей истории большевизма. У вас выходит так, что революционеры не имеют права рвать со штрейкбрехерами до тех пор, пока массы не возмутятся штрейкбрехерами. Это есть классическая философия “хвостизма”. Вы ссылаетесь на 4-ое августа. Но этим вы бьете свою аргументацию: как раз после 4-го августа мы провозгласили необходимость разрыва с социал-патриотами и необходимость образования III-го Интернационала. Причем заметьте: там дело шло о международной партии, к которой мы принадлежали десятки лет; здесь же, в англо-русском комитете, дело шло о временном блоке с английскими амстердамцами, которых мы провозгласили “лучшими” из амстердамцев и которые предали всеобщую стачку. Если бы возмущение охватило всего несколько тысяч рабочих, то мы должны были бы быть с этими несколькими тысячами. Но вы ложно изображаете положение: миллионы были недовольны, сотни тысяч были возмущены. Движение меньшинства охватывало тогда несколько сот тысяч рабочих. Англо-русский комитет убил это движение, как он убил компартию на несколько лет. Мы “критиковали”. Да, мы критиковали в русских газетах, а в Англии пред лицом масс устраивали совместные банкеты, выносили подлые, лицемерные, пацифистские резолюции, поддерживали штрейкбрехеров и укрепили их против себя. Как иначе вы объясняете, что в результате могучего революционного движения 1926 года не только движение меньшинства трэд-юнионов, но и компартия сошли почти на нет?

Однако вместо того, чтобы повторять старые мысли, я вам посылаю лучше копию старой своей статьи, написанной еще 25 сентября 1927 года. Ввиду огромной важности этого вопроса для всей политики Коминтерна я попрошу вас ознакомить с содержанием этой статьи и тех товарищей, которые проявят интерес к вопросу. Статью после использования попрошу вас вернуть мне.

Одно только замечание: “не надо брать на себя одиум раскола”. Что это за словечко? Почетную инициативу – а вовсе не одиум, – революционный долг – а вовсе не одиум, – раскола со штрейкбрехерами, с изменниками революционеры всегда должны брать на себя пред лицом масс. Вся история большевизма всегда проходила под аккомпанемент обвинений в раскольничестве.

Читаете ли вы русские Бюллетени оппозиции? Там на некоторые поставленные вами вопросы ответ дан.

Во всяком случае, для успешного продолжения переписки я буду ждать от вас сведений, так сказать, автобиографического характера.

 

Жму руку

 

С товарищеским приветом,

 

Л. Троцкий

 

 

РГАСПИ Ф. 495, Оп. 205, Д. 8318, Л. 247.


5-ое февраля 1930 г.

 

Тов. Валентину Ольберг.

 

Дорогой товарищ!

 

Получил от вас письмо от 28-го января с приложением моей статьи.

Было бы очень хорошо, если бы вы написали статью о латвийской компартии, об ее работе, силе, о группировках в ней и проч. Очень желательно дать хоть какой-нибудь цифровой и вообще фактический материал, так как сведений об этом нет почти никаких. Вашу статью мы бы охотно напечатали в русском Бюллетене. Кроме того, она могла бы появиться в «Веритэ» и в других оппозиционных изданиях.

Имеете ли вы последний номер Бюллетеня, посвященный «3-му периоду» и французским делам? 

Следующий номер будет посвящен советской экономике и новейшему сталинскому курсу.

О латвийском издательстве «Берег» мне ничего не известно. Я запрашиваю об этом своего русского издателя в Берлине.

Надеюсь. что во время пребывания в Германии вы будете поддерживать связь с немецкими единомышленниками. Уже благодаря одному знанию вами русского языка вы можете оказывать им очень ценные услуги.

 

Жму сердечно руку и желаю успехов.

Ваш Л. Троцкий

 

РГАСПИ Ф. 495, Оп. 205, Д. 8318, Л. 244


23 февраля 1930 г.

 

Дорогой товарищ Ольберг!

 

Получил вашу статью о латышской партии. Если бы она пришла на три дня раньше, она наверняка попала бы в № 9 «Бюллетеня». Сейчас пришлось послать ее вдогонку, и я не уверен, успеют ли ее включить. Если нет, пойдет в № 10.[1] Одновременно я послал ее в «Верите», где, надеюсь, она вскоре появится.

Разумеется, я могу быть только довольным, если брошюра «Кто руководит Коминтерном» появится на латышском языке. Точно то же относится и к моей брошюре о перманентной революции. Я готов предоставить издание этих двух брошюр латвийским товарищам с тем, что, если будет какой-либо доход, чтоб он пошел на расходы будущей оппозиционной группы.

Разумеется, постановка периодического издания большевиками-ленинцами в Германии есть самая насущная задача. Я думаю, однако, что предварительным условием для этого является объединение группы Грилевича с веддингской группой. Я не вижу, признаться, никаких серьезных причин на пути к такому объединению. Знакомы ли вы с веддингцами? Встречаетесь ли с ними? Напишите о вашем впечатлении: можно ли рассчитывать на скорое слияние обеих групп? Если нет – то почему? Кто и что является препятствием на пути к необходимому слиянию?

 

Жму руку

Ваш Л. Троцкий 

 

РГАСПИ Ф. 495, Оп. 205, Д. 8318, Л. 246


24-ое марта 1930 г.

тов. Ольбергу

 

Дорогой товарищ!

 

Посылаю вам при сем экземпляр моего открытого письма членам ВКП.[2] Письмо приурочено более или менее к предстоящему XVI-му съезду (если Сталин вообще созовет его).

В сжатой форме я пытался ответить в этом письме на наиболее острые вопросы жизни ВКП и Коминтерна. Я в высшей степени заинтересован в том, чтобы это письмо как можно скорее дошло в советскую республику, а также в соседние страны: Латвию, Эстонию и т.д. Одновременно с этим я посылаю по экземпляру т.т. Грилевичу и Мюллеру. Для перевода на немецкий язык достаточно будет одного экземпляра. Два других экземпляра следовало бы сейчас же послать дальше с просьбой размножать и распространять.

Если у вас имеются адреса для посылки нескольких экземпляров, то можно было бы письмо переписать в нескольких копиях в Берлине. Необходимые расходы я бы, разумеется, покрыл.

Самое важное – не терять времени, действовать быстро и постараться всеми средствами протолкнуть письмо в СССР.

Имеете ли вы мою «Перманентную революцию» на русском языке? Она вышла недели две тому назад. Если у вас нет, то вы могли бы получить ее при любезном содействии А.И. Пфемферт, показав ей это мое письмо.

 

Жму руку и желаю всего хорошего.

 

Ваш Л. Троцкий

 

РГАСПИ Ф. 495, Оп. 205, Д. 8318, Л. 243.


3-е апреля 1930 г.

 

тов. Ольбергу.

 

Дорогой товарищ!

 

Отвечаю на ваше письмо от 28-го марта.

Я жду со дня на день сведений об объединительной конференции. До сих пор я получил только телеграмму. Ожидая документов, я пока не отвечаю на письма ряда товарищей из Берлина, в том числе и на последнее большое письмо тов. Ландау. Затрудняет переписку также и отсутствие немецкого сотрудника. Передайте, пожалуйста, об этом тов. Ландау. Письмо его я прочитал с интересом, и оно было для меня очень полезно по заключавшейся в нем информации.

Я не хочу сейчас возвращаться к трениям, предшествовавшим объединению и задержавшим его на ряд недель. Я совсем не думаю, что виновата только оппозиция Ленинбунда. От очень ответственных членов веддингской группы я получил совсем недавно письма против объединения. Несомненно, что и там и здесь есть немало элементов, ожесточенных и отравленных прошлым.

Как сказано, я еще не знаю, на каких началах и в какой форме объединение произошло. Но совершенно ясно, что главные трудности не только общеполитического порядка (об этом нечего и говорить), но и в отношении слияния обеих групп еще впереди. Чрезвычайно важно, чтобы внутри объединенной оппозиции образовалось ядро “патриотов единства”, разумеется, из лучших представителей обеих старых групп. Надо формировать общественное мнение объединенной оппозиции, которое давало бы отпор всяким групповым и персональным проискам. В случае надвигающейся опасности надо своевременно принимать внутренние меры, а в случае нужды – прибегать также к помощи представителей интернациональной оппозиции. На проволочки по объединению потеряно месяца полтора. Больше нельзя терять ни одного часа. Надо ставить работу серьезно, мобилизовать на работу всех и вся и выметать метлою всяких склочников, если б они обнаружились.

Вы пишете о поездке кого-либо из немецких товарищей в целях завязывания связей. Эта мысль совершенно правильная. Но для такого дела нужен товарищ с опытом, осторожный, находчивый. Подыскать подходяще лицо не так просто.

Во всяком случае, надо пользоваться пока что всякими кустарными способами для пересылки материалов и документов. Если “открытое письмо” попадет к кому нужно в одном экземпляре, то уж оно дальше проложит себе дорогу.

Возвращаясь еще раз к немецкой оппозиции, упомяну о том, что труднейшей задачей является сейчас отбор и воспитание руководящей группы. При настоящем положении вещей руководство меньше, чем когда-либо может быть индивидуальным. Оно должно быть коллективным. Следовательно, оно должно подбираться из товарищей, умеющих и желающих работать коллективно. Надо, чтоб руководство было под контролем всех кадров оппозиции, и чтоб руководство искало опоры не вне немецкой оппозиции, а внутри ее. Словом, это должно быть руководство, основанное на демократическом централизме.

 

С товарищеским приветом

 

Л. Троцкий

 

РГАСПИ Ф. 495, Оп. 205, Д. 8318, Л. 115.


27-ое апреля 1930 г.

 

тов. Ольберг<у>

 

Дорогой товарищ!

 

Вы даете в вашем письме от 14-го апреля довольно пессимистическую картину положения дел на верхушке объединенной оппозиции. Если верны сообщения, полученные мною за самые последние дни, то положение стало как будто более благоприятным. Или, по вашему мнению, это не так?

Вы подробно пишете по поводу т. Пфемферта и его журнала “Акцион”. Само собою разумеется, что у нас с т. Пфемфертом имеются разногласия по самым основным вопросам. Но вы не должны забывать, что до самого последнего времени левая оппозиция в Германии была представлена Ленинбундом, разногласия с которым были никак не меньше, чем разногласия с т. Пфемфертом, с той огромной разницей, что Урбанс действовал совершенно нелояльно, сплошь да рядом прямо недобросовестно, тогда как т. Пфемферт действовал все время совершенно лояльно. Вы выдвигаете вопрос о статье, посвященной вопросу о визе. Статья эта была написана мною для органов Ленинбунда. Урбанс по неизвестной мне причине не напечатал статью. А так как я считал необходимым именно в Германии объяснить смысл и характер моего обращения к социал-демократическому правительству, то я передал эту статью для “Акцион”. Таким образом, с его стороны не было никакого злоупотребления.

Сейчас я получил от т. Пфемферта сообщение, что ввиду невозможности для оппозиции (ему сообщил об этом Грилевич) напечатать мое “Открытое письмо к членам ВКП” он, Пфемферт, напечатает это письмо в ближайшем номере “Акцион”. Правильно ли было бы с моей стороны отказаться от этого? Нет, неправильно. Вы, вероятно, правы, убеждая, что старых кадровых читателей “Акцион” я переубедить не смогу. Но зато я даю возможность нашим единомышленникам или полуединомышленникам, по крайней мере части их, ознакомиться с теми документами, которых я не могу опубликовать другими путями.

Так же обстоит сейчас дело с изданием брошюр. Разумеется, я с полной готовностью буду передавать свои брошюры объединенной оппозиции как только она станет на ноги и создаст свое собственное издательство. Это совершенно необходимо и это задача ближайшего будущего. Но сейчас этого нельзя сделать, а между тем я считаю необходимым опубликовать брошюру о “Перманентной революции”. Тов. Пфемферт обязался передавать объединенной оппозиции необходимое количество брошюр по собственной цене.

Вы пишете о желательности моего свидания с тт. Ландау и Нейманом. Я совершенно согласен с вами и надеюсь, что в течение лета удастся это устроить, если не случится каких-нибудь неожиданных помех.

 

С товарищеским приветом

 

Л. Троцкий

 

 

РГАСПИ Ф. 495, Оп. 205, Д. 8318, Л. 245.


[1] Заметка В. Ольберга “Из рабочего движения в Латвии” была опубликована в № 10 “Бюллетеня оппозиции” за 1930 г. за подписью “—берг”.

[2] Открытое письмо членам ВКП было опубликовано в № 10 “Бюллетеня оппозиции” за 1930 г.